Главная Форум Доклады Книги Источники Фильмы Журнал Разное Обратная связь

Другие проекты

Учителю истории


Объединение Германии

Успехи промышленного переворота в 50—60-е годы.

В 50—60-е годы в германских государствах в полную силу развернулся промышленный переворот. Объем промышленной продукции за 50-е годы увеличился более чем вдвое. При этом производство средств производства обгоняло производство средств потребления. За десятилетие после революции Германия «...превратилась из сельскохозяйственной страны в промышленную» (Маркс) |5 (хотя сельское население все еще значительно преобладало). Не только в Пруссии, но и во всех государствах Германского союза купцы и промышленники активно использовали благоприятную хозяйственную конъюнктуру, создавшуюся после окончания экономического кризиса 1847— 1848 гг. Повсюду строились и вступали в действие новые предприятия, увеличивалось число рабочих. В начале 60-х годов в Германии уже насчитывалось более миллиона рабочих. Рейнская область, Саксо-

15 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 370.

ния, Силезия, Берлин стали подлинными индустриальными центрами. «Если вы видели Берлин десять лет тому назад,— писал Маркс в 1859 г.,— то теперь вы его не узнаете... он превратился в шумный центр германского машиностроения. Если вы проедетесь по Рейнской Пруссии и герцогству Вестфалии, вы невольно вспомните Ланкашир и Йоркшир» |6. Быстро расширялась добыча угля, руды, увеличивалась выплавка металлов, росло число новых двигателей. В 1861 г. в Германии действовало почти в 6 раз больше паровых двигателей, чем в 1846 г.; в 1850 г. их мощность равнялась 0,26 млн. л. с, а в 1870 г. она достигла 2,48 млн. л. с, оставив далеко позади Францию.

С ростом концентрации производства железа, стали, машиностроения более чем в 2,5 раза возросло число рабочих, занятых в этих отраслях промышленности. На металлургических заводах Круппа число рабочих выросло со 122 в 1845 г. до 16 тыс. в 1870 г. С 1850 по 1870 г. протяженность железных дорог только в одной Пруссии увеличилась почти втрое — с 3869 до 11 523 км. Значительно расширилась внутренняя и внешняя торговля.

Экономический подъем, выдвинувший Германию в ряд развитых капиталистических стран, объяснялся многими причинами. Уже до революции 1848 г., используя плоды завершавшегося промышленного переворота в Англии, Германия наряду с применением машин в легкой промышленности довольно быстро заимствовала и внедряла машины для производства средств производства, т. е. развивала машиностроение, что само по себе создавало условия для сокращения сроков промышленного переворота. Развитию промышленности значительно способствовал также окрепший после революции 1848 г. Таможенный союз, вызванный к жизни необходимостью создания общегерманского внутреннего рынка. К концу 60-х годов решающим фактором в экономическом развитии явился процесс политического объединения Германии. Кроме того, как отмечал Энгельс, в Германии благодаря обязательному начальному школьному

16 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 705.

458


обучению имелось более миллиона лиц, обладавших элементарными знаниями, что благоприятствовало развитию техники, а это было в интересах буржуазии.

Существенным условием превращения Германии в страну быстро растущей капиталистической промышленности была большая, чем в других странах, эксплуатация рабочих, особенно в сельской домашней промышленности, что было связано с особым, «прусским» путем развития капитализма в сельском хозяйстве. Энгельс отмечал, что «именно это обстоятельство, более чем любое другое, удерживает и в прочих отраслях промышленности заработную плату и жизненный уровень немецких рабочих ниже уровня рабочих западноевропейских стран» 17.

«Прусский» путь развития капитализма в сельском хозяйстве

На ход промышленного развития Германии оказала большое влияние эволюция земельных отношений в стране. При всем обилии и разнообразии аграрных законов в немецких государствах в XIX в. именно прусское законодательство явилось прототипом для большинства из них. Это и послужило В. И. Ленину образцом при характеристике «прусского» пути развития капитализма в земледелии.

Еще до революции 1848 г. в условиях все увеличивавшегося развития товарного хозяйства наметился переход от феодально-крепостнического хозяйства с эксплуатацией барщинного крестьянского труда к юнкерско-капиталистическому хозяйству. Эта тенденция усилилась после революции, когда развертывался промышленный переворот. Старая барщинная форма крестьянского труда экономически себя изжила. Потребовалось приспособление сельскохозяйственного производства к развивавшемуся капитализму. Кроме того, крестьянское движение, развернувшееся во время революции 1848 г., способствовало тому, что «...даже самые безмозглые юнкерские головы поняли тогда: барщина стала невозможной, лучше совсем от нее отказаться, чем требовать ее от этих мятежных крестьян! Теперь дело заключалось лишь в том, чтобы спасать все, что

17 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 341.

еще можно было спасти, и землевладельческое дворянство действительно имело наглость потребовать возмещения за эти ставшие нереальными повинности» (Энгельс) ,8.

Как только после поражения революции реакция окрепла и феодально-бюрократическое прусское министерство Бран-денбурга — Мантейфеля почувствовало себя достаточно сильным, 2 марта 1850 г. был принят закон «О регулировании отношений между помещиками и крестьянами». По этому закону некоторые незначительные повинности были отменены, основные же из них подлежали выкупу, равному восемнадцатикратной величине ежегодных платежей; с целью посредничества при платеже капитализированной суммы были учреждены рентные банки, которые посредством известных амортизационных операций должны были выплатить землевладельцу ренту в двадцатикратном размере. Крестьянин же освобождался от всех обязательств лишь в результате внесения амортизационных платежей в течение пятидесяти шести лет. Этот закон не распространялся на левый берег Рейна, где аграрные отношения под влиянием Французской революции давно развивались по капиталистическому пути.

Реализация закона «О регулировании отношений...» привела к тому, что за несколько лет были произведены выкупы 12 706 крупных крестьянских хозяйств и 1014 341 мелких хозяйств, за что было уплачено крестьянами дворянству и казне по крайней мере 300 млн. талеров, по другим данным — миллиард марок.

В результате действия закона 1850 г. увеличились размеры дворянских хозяйств, медленно приспосабливавшихся к требованиям капитализма. За «освобождение» крестьян от повинностей прусское дворянство отобрало у них одну треть земли, ранее находившейся в крестьянских хозяйствах. Только за шесть лет, с 1852 по 1858 г., площадь всех крестьянских хозяйств, включая гроссбауэров, значительно сократилась в пользу дворян, которым в 1858 г. принадлежало уже 50,31% всей земельной площади. Ограбление крестьян

18 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 255.

459


ускорило расслоение деревни и превращение землевладельцев в капиталистических предпринимателей, земли которых обрабатывались многочисленными полуобезземеленными крестьянами, точнее, батраками с наделами.

Мелкие и средние хозяйства, насильственно лишенные старинных общинных угодий, выгонов, без которых у крестьянина не было возможности держать скот, все более оскудевали. Росла их задолженность, крестьяне должны были заниматься домашним промыслом, чтобы только удержаться на своем клочке земли.

Таким образом, аграрные реформы в Германии, начиная с реформ первого десятилетия XIX в., включая закон 1850 г. о выкупе повинностей, по своему содержанию были буржуазными. Их действительная цель состояла не в изменении участи крестьян к лучшему, как стремились их представить сами реформаторы, а в приспособлении аграрных отношений к требованиям растущего капиталистического производства и рынка, которые не могли удовлетворяться старой системой землепользования и сельскохозяйственного труда. Такой путь развития капитализма в земледелии был характерен не только для Пруссии. Он наблюдался и в так называемых нижнесаксонских землях, простиравшихся от Шлезвиг-Гольштейна через Ганновер, Вестфалию, Ольденбург до Браун-швейга, где было (особенно в Шлезвиг-Гольштейне) много гроссбауэров. В Баварии, где преобладали середняцкие хозяйства, и в юго-западной части Германии земельные отношения приближались по типу к французским.

«Ольмюцкое унижение» Пруссии

Главным препятствием дальнейшему развитию капитализма в Германии оставалась ее политическая раздробленность. Еще в 1849 г., когда контрреволюция беспощадно расправлялась с последними очагами восстаний, в Берлине состоялось совещание приглашенных прусским королем делегатов Пруссии, Австрии, Баварии, Саксонии и Ганновера по вопросу о дальнейшей судьбе Германского союза. Представители Австрии и Баварии, ознакомившись с прусским проектом «реорганизации» союза, в первые же дни покинули совещание. В дальнейшем в нем участвовали лишь Пруссия, Саксония и Ганновер. Выработанная и подписанная ими в 1849 г. так называемая Прусская уния («Уния трех королей»), поддержанная 150 умеренными депутатами бывшего Национального собрания, являлась попыткой юнкерской Пруссии объединить под своей гегемонией государства Северной Германии.

В апреле 1850 г. Австрия в противовес Пруссии также созвала во Франкфурте-на-Майне представителей немецких государств с целью реорганизации Союзного сейма, в котором впредь должны были поочередно председательствовать Австрия и Пруссия. Это, однако, не удовлетворило Пруссию, которая решила отстаивать свою роль «объединителя» Германии, причем вооруженным путем. В сентябре 1850 г. прусский король объявил мобилизацию. Австрия и Пруссия оказались перед угрозой войны. Последовало предупреждение Николая I, решительно поддержавшего Австрию.

В ноябре 1850 г. в Ольмюце (Оломоуц) состоялось совещание представителей Австрии и Пруссии. Австрийский представитель предложил демобилизовать прусские войска, распустить «Прусскую унию» и признать Союзный сейм в1 качестве полномочного представителя Германского союза. Пруссия отказалась от своих притязаний на гегемонию в Германии. Созванная в марте 1851 г. в Дрездене конференция немецких государств восстановила Союзный сейм в его правах.

Первый этап борьбы между двумя путями династического объединения Германии («великогерманским» — под главенством Австрии и «малогерманским»—без Австрии, под главенством Пруссии) закончился «ольмюцким унижением» Пруссии.

Конституционный конфликт в Пруссии

Приход к власти Бисмарка. 50-е годы прошли под знаком экономического укрепления и обогащения буржуазии, особенно на Рейне и в Вестфалии. Буржуазия вследствие этого активизировалась и политически. Это совпало по времени с изменениями в королевском дворе Пруссии. В 1857 г. в связи с болезнью (расстройство психики) короля Фридриха Вильгельма IV его брат, принц Вильгельм, был назначен регентом, а с января 1861 г. после смерти Фридриха он был провозглашен королем под именем

460


Вильгельма I. Еще будучи регентом, Вильгельм в борьбе с королевой и ее окружением пытался опереться на буржуазно-либеральные круги. В 1858 г. принц-регент дал отставку министерству Мантейфеля и призвал к власти умеренных либералов. Желая приобрести поддержку либералов, король обещал реформы. Начался период заигрывания короля с либералами, названный последними «новой эрой». Сменивший Мантейфеля новый глава прусского правительства Шверин провозгласил «необходимость доверия между троном и обществом». На выборах 1858 г. либералы получили большинство в ландтаге. Политический сдвиг в Пруссии оказал определенное влияние на другие германские государства. В Баварии, например, ультрареакционное министерство ушло в отставку.

Буржуазные либералы все откровеннее приспосабливали свои интересы к интересам прусского государства. В сентябре 1859 г. они создали собственную политическую организацию «Национальный союз» под руководством ганноверского адвоката Беннигсена. Союз ставил своей целью объединение всей Германии под главенством Пруссии. «Обязанностью каждого немца является всемерная поддержка прусского правительства»,— провозглашала программа Союза. Однако притязания буржуазии на ведущую политическую роль совсем не входили в планы правящих кругов. «Реорганизация армии должна была быть той ценой, которой либеральным буржуа надлежало оплатить «новую эру»,— писал Энгельс 19.

В увеличении регулярной армии Вильгельм I и его окружение видели главную опору юнкерского господства. Старого типа кадровые вышколенные линейные полки были малочисленны, а солдаты ландвера, народного ополчения, призывавшиеся лишь во время войн, как показала революция 1848—1849 гг., были ненадежны, отказывались выступать против повстанцев. Увеличения армии требовал и взятый курс Пруссии на установление ее гегемонии в общегерманском масштабе.

В 1860 г. военный министр фон Роон внес в прусский ландтаг проект реоргани-

19 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 439.

зации армии: увеличение вдвое состава армии и срока обязательной военной службы с двух до трех лет, а это требовало возрастания военного бюджета. Либеральное большинство палаты отвергло проект, но утвердило испрашиваемые правительством дополнительные ассигнования на усиление боевой готовности армии. Однако конфликт палаты с короной был налицо.

На состоявшихся в декабре 1861 г. выборах в прусский ландтаг созданная буржуазией в том же 1861 году Прогрессивная партия одержала значительный успех. Разногласия между прусским правительством и вновь избранной палатой еще более обострились, что обнаружилось при обсуждении государственного бюджета на 1862 год. Большинством голосов палата потребовала у правительства «большей специализации бюджета», что фактически означало отклонение представленного правительством проекта бюджета. 11 марта последовал указ короля о роспуске палаты депутатов.

Во вновь избранном ландтаге, где прогрессисты опять оказались в большинстве, законопроект о военной реформе был отвергнут вторично. Конституционный конфликт обострился до крайности. Монархия Гогенцоллернов находилась в глубоком кризисе. Вильгельм 1 стал даже поговаривать об отречении от престола. В крупных городах и промышленных центрах страны состоялись антиправительственные митинги и собрания с выражением одобрения позиции депутатов палаты.

Крупнейший город промышленной Саксонии Лейпциг стал центром рабочего движения. Здесь передовые рабочие выступили за создание рабочих ферейнов, независимых от буржуазных организаций. Тогда же из Лейпцигского ремесленного союза выделился новый союз под названием «Вперед», выдвинувший идею образования Всегерманского рабочего союза. Эту мысль активно поддержали рабочие Бремена, Нюрнберга, Гамбурга и других городов. Все это происходило в начале 60-х годов в обстановке мощного стачечного движения, которое достигло тогда невиданных ранее в Германии размеров. Именно этот момент и имел в виду В. И. Ленин, когда писал, что в Германии 60-х годов существо-

461


20

вала революционная ситуация , которая, однако, не переросла в революцию: германский пролетариат был еще не способен возглавить борьбу широких народных масс, а «...либеральная буржуазия трусливо отворачивалась от нараставшей в Германии революции, торгуясь с правительством помещиков, примиряясь с королевским всевластием...» 21.

23 сентября 1862 г. король пригласил на пост министра-президента Пруссии помещика Отто фон Бисмарка, пользовавшегося репутацией «сильного человека». Это о нем король Фридрих Вильгельм IV еще в 1848 г. сказал: «Заядлый реакционер, пахнет кровью, использовать позднее». В 1862 г., в трудную для прусской короны годину, Бисмарк был призван дать решительный бой либералам. Бисмарк пошел напролом, выступил против политических притязаний буржуазии. Он явился в ландтаг с проектом военной реформы и потребовал его утверждения. Однако строптивая палата вновь отказалась удовлетворить требования правительства. Тогда, невзирая на отказ ландтага, Бисмарк явочным порядком провел военную реформу, израсходовав большие средства на реорганизацию армии и ее вооружение. Конфликт между правом и силой закончился победой последней, ибо в руках Бисмарка были войско и полиция. Но самое главное заключалось в том, что Бисмарк имел перед собой трусливого противника, какой являлась немецкая либеральная буржуазия. Бисмарк ревностно выполнял план формирования сильной кадровой армии, чтобы, опираясь на ее мощь, не останавливаясь ни перед чем, осуществить «железом и кровью» создание юнкерско-буржуазного германского государства. Но этим самым он осуществлял и национальные требования буржуазии, выполнял «...волю буржуазии против ее же воли...» (Энгельс) 'п.

Всеобщий германский рабочий союз. Лассаль и лассальянство

Наступившая после революции 1848 г. реакция обрушилась на возникшие в ходе революции рабочие союзы и ассоциации, в которых было

20 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 26. С. 219.

21  Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 20. С. 144.

22  Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 447.

объединено немало рабочих и ремесленников. Свой главный удар прусская реакция направила против «Союза коммунистов». Арестовав нескольких участников «Союза», в том числе членов его руководящих органов, власти инсценировали шумный процесс над ними. Он состоялся в Кёльне в 1852 г. Важную помощь подсудимым оказал К. Маркс, поддерживавший связь с ними. После окончания процесса Маркс опубликовал работу «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов», в которой раскрыл подлинные цели этого судилища, знаменовавшего начало крестового похода против всех демократических и патриотических элементов. Оживление рабочего движения наметилось во время мирового экономического кризиса 1857 г. Опасаясь, как бы оно не пошло по самостоятельному пути, буржуазия стремилась использовать его в период конституционного конфликта. С большой поспешностью деятели Прогрессивной партии стали создавать кооперативные товарищества рабочих и всякого рода просветительные союзы. Наибольшую активность в этом проявил один из лидеров партии Г. Шульце-Делич, по имени которого и стали называть эти союзы.

Однако наиболее политически зрелые немецкие рабочие, особенно рабочие Рейнской области, Гамбурга, Лейпцига и других промышленных центров Германии, в своих стремлениях не ограничивались лишь просветительскими задачами. Высвобождаясь из-под влияния буржуазной идеологии, рабочие Лейпцига в 1862 г. образовали самостоятельный союз «Вперед» во главе с Вальтейхом и Фриче. «Нашей целью,— писал впоследствии Вальтейх,— была организация, представляющая интересы рабочих». Союз посвятил свою деятельность обсуждению политических и социальных вопросов, повел активную агитацию за введение всеобщего избирательного права, за созыв общегерманского парламента, развернул дискуссию о страховании рабочих. Большое внимание он уделял идее созыва общегерманского рабочего конгресса. Для его проведения в Лейпциге был образован специальный комитет, в который вошли Вальтейх, Август Бебель и другие рабочие. Лейпцигский комитет, которому были приданы полномочия центрального органа по созыву общегер-


майского конгресса, в ноябре 1862 г. опубликовал воззвание и пригласил рабочие комитеты принять участие в конгрессе.

Идея образования всеобщей германской политической организации рабочих была подхвачена публицистом, деятелем рабочего движения Фердинандом Ласса-лем (1825—1864), к которому Л ейпцигский комитет обратился с просьбой высказаться по вопросам рабочего движения. В марте 1863 г. Лассаль выступил с «Открытым ответным письмом Центральному комитету Всеобщего германского рабочего конгресса в Лейпциге», получившим название «Гласного ответа». В этом документе Лассаль излагал программу действий, пронизанную мелкобуржуазными, «государственно-социалистическими» идеями. Но в то время как либералы стремились не допустить самостоятельного рабочего движения, Лассаль с присущей ему энергией и большим организаторским талантом возглавил борьбу за создание самостоятельной, независимой от буржуазии, пролетарской организации.

23 мая 1863 г. был образован Всеобщий германский рабочий союз, во главе которого встал Лассаль. Он внес в программу Союза в качестве главнейшего политического требования достижение мирным и законным путем всеобщего избирательного права, посредством которого якобы будет достигнуто не только политическое, но и социальное освобождение трудящихся. Буржуазный парламентаризм являлся для Лассаля идеалом государственного устройства. Он уверял немецких рабочих, что всеобщее избирательное право сможет обеспечить им полное освобождение от капиталистической эксплуатации даже в рамках «социальной монархии прусских Гогенцоллернов».

Хотя Лассаль называл себя социалистом и с 1848 г. был связан с Марксом, тем не менее его социально-политические идеи были враждебны революционному марксизму. Он звал рабочих на ложный путь создания производительных ассоциаций, которые при материальной поддержке буржуазно-юнкерского государства могли якобы проложить путь к социализму. Он сформулировал так называемый железный закон заработной платы, по которому заработная плата будто бы всегда определяется только «физиологическим» минимумом средств существования рабочего. Исходя из этого, всякая борьба за повышение заработной платы объявлялась Лассалем бессмысленной, а массовые организации рабочих, профсоюзы, призванные бороться за улучшение положения трудящихся,— излишними. Пренебрежительное отношение Лассаля к крестьянству как к «сплошной реакционной массе» изолировало рабочий класс в его борьбе от его естественных союзников.

Лассаль, одержимый идеалистическими взглядами на роль великих личностей в истории, считал себя такой личностью. Он не гнушался в выборе средств для осуществления своих идей. Лассаль был убежден, что по основным пунктам своей программы ему удастся договориться с другой «великой личностью» — Бисмарком. По найденным в 1928 г. письмам Лассаля Бисмарку документально установлено, что Лассаль от имени рабочих обещал ему поддержку в объединении Германии «сверху». Вместо борьбы за революционное объединение, т. е. за создание единой демократической Германии на основе решительного разгрома народными массами прусско-юнкерского государства и ликвидации в стране феодальных остатков, Лассаль выпрашивал у Бисмарка дарование закона о всеобщем избирательном праве. Маркс и Энгельс, тогда еще не знавшие о тайных контактах его с Бисмарком, осуждали взгляды и все направления деятельности Лассаля. Энгельс писал позднее, что Лассаль был на практике специфически вульгарным демократом с сильными бонапартистскими наклонностями. Он «...завел такие интриги с родственным ему по характеру Бисмарком, что это неизбежно должно было привести к фактической измене движению, если бы он на свое счастье не был вовремя застрелен»(Энгельс) 23. Лассаль был убит на дуэли.

Общая негативная оценка К. Марксом и Ф. Энгельсом деятельности Лассаля отнюдь не означала, что основоположники научного коммунизма отрицали его значение в развитии германского рабочего движения. В душной атмосфере Германии

23 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 38. С. 32.

463


50-х — начала 60-х годов Лассаль смело поддержал рабочий класс в его борьбе за свои требования. В. И. Ленин отмечал: «...великая историческая заслуга Лассаля состояла в том, что он превратил рабочий класс из хвоста либеральной буржуазии в самостоятельную политическую партию»24. Однако Всеобщий германский рабочий союз еще не являлся прообразом будущей революционной партии пролетариата, как это пытаются доказать правосоциалистические историки.

Начало объединения «сверху» путем войн

Северогерманский союз. Трусость германских буржуазных прогрессистов, а также активизация рабочего движения в начале 60-х годов побудили Бисмарка поторопиться с решением «железом и кровью» великих вопросов времени. Бисмарк приступил к объединению германских земель вокруг Пруссии с присоединения к ней Шлезвига и Гольштейна, входивших тогда в состав Дании. Франция и Россия, в числе великих держав гарантировавшие по Лондонскому протоколу 1852 г. целостность Дании, оказались вне игры: Франция крепко увязла в авантюрной мексиканской экспедиции; Россия после Крымской войны временно утратила свое влияние на общеевропейские дела. К тому же положение России усложнилось вспыхнувшим в 1863 г. восстанием в Польше. Чтобы не спровоцировать преждевременный конфликт с Австрией, Бисмарк предложил последней действовать совместно.

В начале 1864 г. австро-прусские войска развязали войну против Дании; она закончилась через несколько месяцев отторжением Шлезвига и Гольштейна. Между Австрией и Пруссией завязались длительные переговоры о дележе добычи, завершившиеся Гаштейнской конвенцией 1865 г. Пруссия получила право на управление Шлезвигом, а Австрия — Гольштейном; маленькое герцогство Лауэнбург было присоединено к Пруссии.

Оба государства не считали условия Гаштейнской конвенции разрешением возникших между ними спорных вопросов. Пруссия активно готовилась навсегда вытеснить Австрию из Германского союза. Но

24 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 4. С. 169-170.

для этого Бисмарк считал необходимым заручиться нейтралитетом Франции, которая в лице Наполеона III поощряла политику южногерманских государств, направленную против Пруссии, и хотела утвердить свое влияние в Южной Германии. При личных свиданиях с Наполеоном Бисмарк обещал за французский нейтралитет не препятствовать присоединению к Франции части Бельгии и земель по левому берегу Рейна. Кроме того, чтобы было легче разбить в войне Австрию, Бисмарк в апреле 1866 г. заключил тайное соглашение с Италией, пообещав ей не мешать присоединению Венеции в войне с Австрией.

Предложив Австрии обсудить вопросы о реформе Союзного сейма и о Гольштейне, Бисмарк, по существу, спровоцировал войну с Австрией. В июне 1866 г. прусские войска заняли Гольштейн. Тогда Союзный сейм по предложению Австрии принял решение о мобилизации войск против Пруссии. В ответ на это 16 июня прусские войска вступили в Саксонию, Ганновер, Гес-сен-Кассель и напали на Австрию. Выступавшие на стороне Австрии армии Баварии и некоторых других германских государств не улучшили положения австрийской армии, которая вынуждена была вести борьбу на два фронта: против пруссаков и против итальянцев. На итало-австрийском фронте австрийцы добились успехов, но зато в борьбе с пруссаками, несмотря на упорное сопротивление, вынуждены были отступить. 3 июля 1866 г. в Чехии, при деревне Садова, прусские войска нанесли австрийцам жестокое поражение. Разбиты были и армии малых германских государств, союзников Австрии. 24 августа 1866 г. Австрия поспешила подписать в Праге мирный договор с Пруссией, по которому Австрия навсегда выходила из Германского союза и отказывалась от каких-либо притязаний на свою гегемонию в германских государствах.

Казалось, Пруссия уже преодолела главные трудности на пути к своей гегемонии в Германии. Однако ей пришлось приложить немало дипломатических усилий, чтобы урегулировать свои внешнеполитические дела с великими европейскими государствами. В результате длительных переговоров, сопровождавшихся угрозами, Бисмарк побудил императора России

464


Объеденение Германии

Александра II отказаться от вмешательства в германские дела под предлогом защиты нарушенных Пруссией «священных» легитимных традиций германских монархов. Это тем более удалось Бисмарку, что Англия и Франция не поддержали предложений России восстановить монаршие права нескольких германских государей, земли которых были присоединены к Пруссии. Не менее удачно Бисмарк справился и с требованиями Наполеона III, который добивался передачи Франции Саарского бассейна, Пфальца с крепостью Шпейер и рейнской части Гессен-Дармштадта с крепостью Майнц. Бисмарк пригрозил Франции войной и одновременно предложил свое содействие в передаче ей Люксембурга и Бельгии, на что Наполеон согласился. Расчет со стороны Бисмарка был прост. Он не сомневался, что Англия не допустит перехода Люксембурга и Бельгии к Франции.

Еще до подписания Пражского мира с Австрией Бисмарк приступил к образованию нового Северогерманского союза под главенством Пруссии. 4 августа 1866 г. он обратился к государствам Германии с соответствующим предложением, которое приняли 8 государств и 3 вольных города — Гамбург, Бремен и Любек. В состав Союза были включены земли, лежавшие севернее реки Майн. Непосредственно к Пруссии были присоединены Нассау, Ганновер и курфюршество Гессен, Франкфурт-на-Майне, а также Шлезвиг-Гольштейн вместе с датским населением Северного Шлезвига. Территория Пруссии увеличилась на 1 500 кв. миль, а ее население возросло на 4,5 млн. человек. Вне этого Союза оставались лишь Бавария, Баден, Вюртем-берг и часть Гессен-Дармштадта, которые, однако, уже состояли в военном блоке с Пруссией и были тесно связаны с нею экономически. Так в ходе острой борьбы был ликвидирован и похоронен старый Германский союз и Австрия навсегда была устранена от участия в общегерманских делах.

«На богемских полях сражений была разбита не только Австрия, но и немецкая буржуазия,— писал Энгельс.— Бисмарк доказал ей, что он лучше ее самой знает, что для нее выгоднее... ее национальные требования выполнялись с каждым днем

все в большей мере» 25. Собравшийся в начале 1867 г. Северогерманский рейхстаг утвердил конституцию Союза, по которой вся полнота власти в государстве сосредоточивалась в руках наследного «президента» — прусского короля, он же был и главнокомандующим «союзной армии». Заместителем «президента» являлся назначаемый им союзный канцлер, постоянно председательствовавший в верхней палате рейхстага — Союзном совете. Совет не избирался, а формировался из представителей союзных государств, причем 17 из 43 членов Совета были представителями Пруссии. Нижняя палата рейхстага, состоявшая из 297 депутатов, избиралась мужским населением всеобщей подачей голосов. По конституции, отмечал Энгельс, «отказ от вотирования налогов был воспрещен... Зато у членов этого рейхстага было горделивое сознание, что они избраны на основе всеобщего избирательного права. Об этом обстоятельстве напоминал им также, правда неприятным образом, вид двух социалистов, которые сидели среди них» 26,— рабочих-депутатов Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта.

Союзная конституция изъяла важные в экономическом отношении отрасли законодательства из компетенции отдельных государств и передала их в ведение Союза, а именно: единое гражданство на всей территории Союза и свобода передвижения по ней, законодательство в области промышленности, торговли, таможенных пошлин, судоходства, монетного дела, мер и весов, железных дорог, водных путей сообщения, почты и телеграфа, патентов, банков, иностранной политики, охраны торговли за границей, уголовного права, судопроизводства и т. д. «Так были уничтожены, наконец,— наконец-то! — наиболее уродливые проявления системы мелких государств, больше всего мешавшие капиталистическому развитию...— писал Энгельс.— Но это было отнюдь не всемирно-историческим достижением, как громогласно трубил об этом становившийся теперь шовинистом буржуа, а лишь очень, очень запоздалым и несовершенным подражанием тому, что было сделано французской революцией

25  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 450.

26  Там же.

466


еще семьдесят лет тому назад и что все другие культурные государства давно осуществили» 27.

Успешное объединение Северной Германии «сверху» привело к примирению буржуазных либералов с политикой прусского правительства. Больше того, с первыми победами прусского оружия еще столь недавно фрондировавшие вожди либералов открыто перешли к поддержке Бисмарка. В октябре 1866 г. лидеры прогрессистов Унру, Ласкер и другие покинули свою партию и образовали новую, Национально-либеральную партию. В то же время из состава старой консервативной партии выделилась группа так называемых имперских консерваторов, безоговорочно одобрявших политику Бисмарка. Национал-либералы и имперские консерваторы стали опорой Бисмарка.

Объединение Германии «сверху» под главенством Пруссии завершилось в результате войны с Францией в 1870— 1871 гг. Еще до подписания мирного договора с разгромленной Францией в январе 1871 г. прусский король Вильгельм I, возглавлявший Северогерманский союз, был провозглашен императором Германской империи, включившей в свой состав и южногерманские государства. В центре Европы утвердилось крупное милитаристское, юнкерско-буржуазное государство.

Объективно объединение Германии означало шаг вперед по пути буржуазного развития страны. Оно способствовало бурному развитию экономики. В объединенной Германии поднялось на новую, более высокую ступень рабочее движение. Однако возвышение агрессивной Пруссии, реакционность самой формы объединения «сверху», поражение в процессе объединения демократических сил — все эти факторы обусловили усиление юнкерско-буржуаз-ных милитаристских господствующих кругов, взявших курс на установление гегемонии Германии в Европе.

Образование Социал-демократической рабочей партии

В то время как Бисмарк «железом и кровью» сколачивал под эгидой Пруссии объединенную Германию, ни мелкобуржуазные демократы, ни пролета-

27 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 451.

риат не смогли противопоставить его политике свою борьбу за единство Германии на революционно-демократической основе. В середине 60-х годов в общедемократическом и пролетарском движении продолжали господствовать федералистские тенденции построения Германской республики по образцу швейцарских кантонов, включавшей и Австрию. Позицию пролетариата ослабляли и лассальянцы, поддерживавшие политику Бисмарка в объединении Германии «сверху».

Не избежали ошибок и наиболее передовые представители рабочего движения—А. Бебель (1840—1913) и В. Либк-нехт (1826—1900). Они не порывали с левым крылом мелкобуржуазных демократов — саксонской «Народной партией», разделяя ее кантонистскую тактику объединения даже тогда, когда объединение Германии «сверху» уже стало фактом. Путь к созданию в Германии подлинно революционной рабочей организации преграждал реакционный прусский закон о союзах от 11 марта 1850 г., запрещавший всякие общества и союзы, которые вступали в контакт с другими организациями за границей. Такого рода законы действовали и в других германских землях. Это затрудняло создание германской федерации образованного в Лондоне в 1864 г. Первого Интернационала, идеи и влияние которого распространялись среди германских рабочих. В такой обстановке К. Маркс, как идейный вдохновитель и один из организаторов Международного Товарищества Рабочих, рекомендовал рабочим ориентироваться в Германии на индивидуальное членство МТР и образование не связанных между собой отдельных небольших секций МТР28. Маркс принял на себя функции секретаря Генерального Совета МТР для Германии и советовал ее секциям, чтобы общегерманским центром стал временно центральный комитет немецких секций в Женеве во главе с Иоганном Филиппом Беккером.

Экономический кризис 1866 г. вновь усилил рабочее движение. В Рурской области, Саксонии, Силезии, Шлезвиг-Гольштейне образовались секции Интернацио-

28 См.: Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 31. С. 384.

467


нала. В их создании большую роль сыграл И. Ф. Беккер, с 1866 г. издававший в Швейцарии журнал «Форбот» («Предвестник») — центральный орган немецких групп Первого Интернационала, что способствовало росту самосознания германских рабочих.

К этому времени установились личные связи Бебеля с Марксом. Бебель стал активным марксистом-интернационалистом. Его популярность среди рабочих возросла в связи с избранием его и В. Либкнехта в Северогерманский рейхстаг. В это время в Саксонии и в других промышленных центрах благодаря усилиям Бебеля и Либкнехта были образованы рабочие союзы. Возникли объективные условия для создания самостоятельной рабочей партии.

В сентябре 1868 г. в Нюрнберге состоялся съезд рабочих союзов, который принял важное решение о солидарности с принципами Международного Товарищества Рабочих. Съезд утвердил программу борьбы немецкого пролетариата, которая провозглашала своей целью уничтожение капиталистического строя; средством для достижения этой цели признавалась классовая борьба пролетариата. К. Маркс на заседании Генерального Совета Интернационала одобрил эти решения.

Обращения Бебеля и Либкнехта к немецким рабочим с призывом создать подлинную рабочую партию немецкого пролетариата сыграли большую роль в оживлении борьбы за образование партии. В начале августа 1869 г. в городе Эйзенахе состоялся съезд, который и принял решение о создании Социал-демократической рабочей партии Германии. Съезд одобрил программу партии, в которой заявлялось, что она стоит на позициях Первого Интернационала, будет бороться за уничтожение классового господства, за освобождение трудящихся от эксплуатации и угнетения. Определяя задачи партии, авторы программы указывали, что освобождение трудящихся от власти капитала — задача интернациональная, требующая согласованных и солидарных действий рабочих всех стран.

Маркс и Энгельс приветствовали образование самостоятельной революционной партии германского пролетариата. Вместе с тем они отмечали ее теоретическую незрелость, критиковали имевшиеся в программе неверные положения, в частности требование государственного кредита для свободных производственных кооперативов при демократических гарантиях. Благодаря идейно-политическому влиянию Маркса и Энгельса молодая Социал-демократическая рабочая партия Германии исправляла свои ошибки. Огромная заслуга в этом принадлежала Бебелю. Под его руководством германский пролетариат заложил в Эйзенахе «...прочный фундамент действительно социал-демократической рабочей партии» 2Э.

Эйзенахская партия, сложившаяся в результате многолетней борьбы передовых рабочих против лассальянства, мелкобуржуазного демократизма и буржуазного либерализма, организационно была построена по принципу демократического централизма. Устав партии предусматривал право каждого ее члена активно участвовать в решении всех вопросов теории и практики, что являлось полной противоположностью жесткой централизации Всеобщего германского рабочего союза, установившей диктатуру Лассаля и последующих президентов Союза.

Важным событием в жизни партии было создание своего печатного органа — газеты «Фольксштаат» («Народное государство»), первый номер которой вышел 2 октября 1869 г. Газета сыграла большую роль в организации профессиональных союзов и в выработке тактики их борьбы. Через профсоюзы партия руководила стачечной борьбой германского пролетариата, особенно широко развернувшейся к концу 1869 г.

Первые годы деятельности Социал-демократической рабочей партии Германии совпали с подготовкой Бисмарка к войне с Францией. Партия вела активную борьбу против милитаризации страны, против угрозы новой династической войны, разгула прусского шовинизма.

Несмотря на тактические ошибки и колебания, Социал-демократическая рабочая партия Германии стала подлинно революционной организацией. Ее вожди Бебель и Либкнехт, смело бросившие вызов

й Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 23. С. 366.

468


Бисмарку, олицетворяли революционные традиции немецких рабочих.

Философия, литература и искусство

В конце XVIII— начале XIX в. Просвещение, классическая немецкая философия, прогрессивный немецкий романтизм представляли вершину идеологической жизни не только в Германии, но и в ряде государств Западной Европы. Последовавший же после времени «бури и натиска» 1848 г. период характеризовался закатом классической философии и застоем литературной мысли.

Активный рационализм идеологии молодой буржуазии, стремившейся смело и решительно вскрыть природу и причины происходивших изменений в естественном и общественном развитии, в 50—60-е годы уступил место иррационализму. На смену гегелевской «Философии права», этого, по словам Энгельса, документа, возвещавшего «... о близком пришествии отечественной буржуазии к власти»30, пришла иррацио-налистическая философия Артура Шопенгауэра (1788—1860) —«Мир как воля и представление»,— овладевшая в эти десятилетия умами либеральной буржуазии Германии. Буржуазию, расчистившую своей соглашательской политикой в революции путь дворянской контрреволюции, грубо, по-юнкерски отстранили от политической власти. Напуганная революцией, находившаяся в политическом «вавилонском пленении» (Маркс), но одержимая жаждой наживы германская буржуазия со своими эгоистическими устремлениями, с узким обывательским кругозором обрела духовную опору в миропонимании Шопенгауэра, которое было приноровлено «...к духовному уровню филистера...» (Энгельс) 31. Филистерскому, ханжескому настроению и поведению буржуазии импонировали и политические взгляды Шопенгауэра с его проповедью сильного государства, необходимого для отпора любому выступлению масс против капиталистической собственности, против существующего строя.

Настроенные радикально мелкобуржуазные демократы отрицательно относились

30  Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 16.

31  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 368.

к философии Шопенгауэра и продолжали идейную борьбу против юнкерско-бюрок-ратической реакции. Но они довольствовались вульгарным материализмом, проповедниками которого выступили Л. Бюхнер, К. Фогт и Я. Молешотт. Правда, бюхнеров-екая философия, лишенная способности дать диалектическое, научное освещение мироздания, все же содействовала борьбе против феодально-бюрократических социальных устоев, освященных официальной религиозной идеологией.

Поражение буржуазно-демократической революции отрицательно сказалось и на развитии немецкой литературы и искусства. От тех больших философских и социальных проблем, которыми была пронизана знаменитая немецкая дореволюционная классическая литература Гете, Шиллера, Гейне, в литературе 50—60-х годов ничего не осталось. Единственным явлением в послереволюционной немецкой литературе, ушедшей в бытописательство и отказавшейся от больших социальных вопросов, явились произведения Вильгельма Раабе (1831 —1910). Он стремился продолжить гуманистические и реалистические традиции немецкой классической литературы. Его творчество проникнуто симпатиями к простым трудовым людям, которым жилось тяжело в душной атмосфере прусского бюрократизма, филистерства, стяжательства. Но герои его произведений не воинственны, они мирятся со злом. Волновали Раабе и социальные проблемы. Его роман «Абу Тельфан» в художественно-сатирических образах раскрывал гнетущую жизнь небольшого немецкого государства, трудовое население которого угнетено, постоянно подвергается духовно-нравственному попранию.

Последствия поражения революции 1848 г. отразились на творчестве такого прославленного немецкого композитора, как Рихард Вагнер (1813—1883). Для своих знаменитых опер «Риенци», «Летучий голландец», «Лоэнгрин» и других Вагнер черпал сюжеты главным образом из героического эпоса. В некоторых из них, например в «Лоэнгрине», заметны социально-освободительные мотивы. Однако Вагнер не избежал влияния пессимистической философии Шопенгауэра, и это отразилось уже в его опере «Тристан и Изольда», лю-

469


бовь которых находит счастье только в смерти.

Как подлинный художник Вагнер в своем творчестве чутко реагировал на окружавшую его социальную обстановку. Массовые сцены оперы «Нюрнбергские мейстерзингеры», написанной в 60-х годах, явились отражением народных выступлений в период борьбы за объединение Германии. В 1854—1874 гг. был создан цикл четырех опер «Кольцо Нибелунга», основанных на использовании древнегерман-ских и скандинавских саг; композитор переосмыслил их как разоблачение «мировой несправедливости», порождаемой «властью золота». Но это великое творение Вагнера, очевидно, под влиянием реакции в стране и все возраставшего всесилия капитала привело к тому, что знаменитый героический эпос обернулся в опере мрачной драмой: герои ее гибнут в безысходной борьбе.

Социально-политическая атмосфера 50—60-х годов Германии отразилась и в произведениях художника Адольфа Мен-целя (1815—1905). Воинственная политика Бисмарка, «железом и кровью» объединявшего Германию, получила воплощение во многих полотнах художника, посвященных королю Фридриху II. В то же время Менцель широко отразил и те сдвиги, которые произошли в результате развернувшейся промышленной революции в Германии. Под ее впечатлением написаны выразительные, реалистические, мастерски исполненные портреты пролетариев в процессе труда.

Главная | Разное | Форум | Контакты | Доклады | Книги | Фильмы | Источники | Журнал |

Макарцев Юрий © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmaster at historichka.ru