Главная Разное Форум Обратная связь Доклады Книги Фильмы Источники




Rambler's Top100

Реформа удельных и государственных крестьян

«Положения 19 февраля» обусловили отмену крепостного права и у крестьян удельного ведомства. Строго говоря, в отношении этой категории крестьян крепостное право было юридически отменено несколько ранее на основании указов 20 июня 1858 г2 и 26 августа 1859 г.3. По этим указам на крестьян были распространены как права личные, так и по имуществу, предоставленные «свободным сельским состояниям». Так, удельным крестьянам было предоставлено право приобретать в собственность и отчуждать ненаселенные земли, переходить в городские и сельские сословия, заключать договоры, обязательства и завещания от своего собственного имени; лицам женского пола предоставлялось право вступать в брак с представителями других сословий.

1 марта 1861 г. министр императорского двора гр. Адлерберг подал записку, которая ставила своей целью «согласовать устройство удельных крестьян в хозяйственном и судебном отношении» с «Положениями 19 февраля». Записка была положена в основу именного ука-

1  Этот вопрос подробно разработан в диссертации Г И. Богатиковой «Реформа удельных крестьян 26 июня 1863 г.» М.. 1956. См. статью «Реформа 26 июня 1863 г в удельной деревне»' «Исторические записки>', т. 63.

2  См : ПСЗ, собр 2, т. XXXIII N° ЗЗЗЭД

3  См.: ПСЗ, собр. 2, т. XXXIV, № 34831. Первый указ касался крестьян собственно удельных имений, второй — крестьян так называемых государевых и дворцовых имений (принадлежавших также к удельному ведомству). Различие между удельными, государственными и дворцовыми имениями заключалось в том, что доход от первых распределялся между членами императорской фамилии, а доход от государевых имений поступал непосредственно в распоряжение царствующего императора. Доход же от дворцовых имений поступал на содержание тех или иных дворцов. См : «Свод законов Российской империи», т. X, ч. I, § 412.

260


за 5 марта 1861 г. министру императорского двора и уделов «О пересмотре существующих ныне постановлений о крестьянах удельного ведомства и о предоставлении им ныне же некоторых облегчений»1. В этом указе предлагалось приступить к разработке закона о поземельном устройстве крестьян на следующих основаниях:

1)   предоставить крестьянам право сохранить за собой на протяжении пяти лет все находящиеся в их пользовании земли за существующие повинности, отведя в дальнейшем крестьянам в постоянное пользование наделы по нормам, установленным «Положением 19 февраля 1861 г.»;

2)   повинности за пользование землей не должны превышать норм, установленных «Положением 19 февраля 1861 г.». Эти повинности должны были оставаться неизменными в течение 20 лет;

3)   предоставить крестьянам как в составе целого селения, так и отдельным домохозяевам право выкупа усадеб, а также и полевого надела на основе соглашения с удельным ведомством;

4)   создать организацию мирского управления на основе принципов, разработанных для помещичьих крестьян.

По этому же указу уже в текущем 1861 г. отменялись общественные запашки, а также взимание оброка с крестьян, живущих на собственных землях.

На разработку реформы потребовалось более двух лет, и только 26 июня 1863 г. было утверждено Александром II «Положение о крестьянах, водворенных на землях имений государевых, дворцовых и удельных»2, которое состояло из двух частей: 1) об организации сельского и волостного управления; 2) о наделении крестьян землей и организации выкупной операции.

По «Положению 26 июня» удельные крестьяне пере-, водились в течение двух лет в разряд крестьян-собственников (ст. 8). В состав надела, подлежащего выкупу, включались так называемые тягловые и запасные земли «...в том количестве, какое числится по табелям поземельного сбора, хотя бы это количество и превышало высший размер надела, установленного высочайше ут-

1  См.: ПСЗ, собр. 2, т. XXXVI, № 36712.

2  Там же, т. XXXVIII, № 39792.

261


вержденным 19 февраля 1861 г. местным для великороссийских губерний положением» (ст. 23). Если же надел, числящийся по табели поземельного сбора, не достигав высшего, или указного, надела, определенного; для помещичьих крестьян данной местности, то он подлежал увеличению. Однако согласно ст. 24 «Положения 26 июня» «недостающее до сего размера количество отводится из излишних против табели земель, если таковой излишек обнаружится в пользовании крестьян по инструментальному измерению; если же,— указывалось в этой статье,— излишки не обнаружатся, то в крестьянский надел, подлежащий выкупу, отводится лишь то количество земли, которое тоже состоит в их пользовании» (ст. 24). В тех селениях, где не был введен Поземельный сбор, крестьянам отводилось в надел «пространство земли, соответствующее высшему, или указному, наделу, установленному «Положением 19 февраля 1861 г.», если количество земли не менее сего размера» (ст. 25). Если же надел оказывался менее высшего, или указного, надела, никаких прирезок не производилось.

Анализируя эти статьи, мы видим, что, во-первых, прирезка земли фактически не производилась, так как «увеличение» надела предполагалось лишь за счет тех земель, которые находились уже в пользовании крестьян. Таким образом, ст. 24 предполагала своеобразную «прирезку» за счет «отрезки» земель, фактически включенных в состав надела. Реальная же прирезка земли в том случае, если наделы крестьян оказывались менее высшего размера, установленного «Положениями 19 февраля», предполагалась лишь в тех селениях, где существовало переложное лесное или смолокуренное лесное хозяйство (ст. 28, 30). Это допускалось согласно ст. 28 в последних пяти местностях нечерноземной полосы, а именно: в Вологодской, Костромской, Нижегородской, Владимирской, Тверской, Петербургской, Новгородской, Пермской, Архангельской, Олонецкой. Прирезка земли в этих селениях должна была производиться за счет «дровяных лесов и кустарных зарослей» (ст. 28). Помимо этого, согласно ст. 29, в лесных местностях Тотемского и Вельского уездов Вологодской губернии в состав крестьянского надела подлежали включению сверх высшего душевого надела «пространства дровяного леса и лесных оброчных участков, назначенные крестьянам по

262


их желанию под перелоги за особую денежную плату» (стр. 29).

Следовательно, реальное увеличение надела допускалось лишь в северных лесных губерниях, где земля не представляла собой ценности, к тому же и здесь подлежали прирезке земли «второго сорта».

Если прирезка земли, за исключением северных губерний, носила номинальный характер, то, наоборот, отрезка земли, т. е. уменьшение наделов в связи с реформой, была вполне реальной. «Земли,— указывалось в ст. 31,— которые сверх надела, определенного крестьянам на основании ст. 23, 24, 25 сего «Положения», по инструментальной съемке окажутся в их пользовании излишними, отрезываются в непосредственное распоряжение удельного или дворцового ведомства».

В состав надела, подлежащего выкупу, включались лишь удобные пашенные и сенокосные земли. Лес, за исключением северных лесных губерний, где велось переложное или смолокуренное хозяйство, не включался в состав надела. Отрезка излишней земли могла быть осуществлена не ранее 5 марта 1866 г. Наряду с отрезкой земли удельному ведомству согласно ст. 56 предоставлялось одностороннее право обязательного для крестьян разверстания общих и чересполосных угодий. Удельному ведомству предоставлялось также и право требовать в отдельных случаях и обязательного обмена угодий, что создавало возможность для широкого произвола.

Обязательный выкуп, устанавливаемый «Положением 26 июня», должен был начаться спустя два года с момента утверждения закона, т. е. с 26 июня 1865 г. (ст. 121). Основанием для определения выкупной суммы был положен тот оброк, который крестьяне платили к моменту утверждения «Положения 26 июня». При этом данная сумма оброка, вносимого крестьянами, уменьшалась на 1 руб. 09 коп. с души, составлявшие казенные подати и земские повинности. В тех случаях, когда оброк, вносимый удельными крестьянами, был выше размера, установленного «Положениями 19 февраля 1861 г.», он исчислялся по нормам этих «Положений». Если отводимый крестьянам надел был ниже норм, установленных «Местным положением 19 февраля 1861 г.», то сумма оброка понижалась в соответствии с градациями, установленными «Великороссийским местным положением» (ст. 83).

263


Установленный оброк капитализировался из расчета 6%, определяя тем самым выкупную сумму. Погашение выкупной суммы должно было производиться крестьянами по 6% ежегодно в течение 49 лет (ст. 122).

Составление уставных грамот должно было быть проведено в течение одного года, а введение их в действие — в двухлетний срок. Оно возлагалось на местное удельное управление, а поверка их и введение в действие— на мировых посредников.

Организация крестьянского общественного управления создалась на основе «Положений 19 февраля 1861 г.».

Реформа в отношении удельных крестьян по своему характеру была идентичной с «Положениями 19 февраля», представляя собой грабеж крестьянства. Однако размеры этого грабежа были менее обширны, причиной чего являлись массовые крестьянские волнения 1861— 1862 гг., заставившие правительство пойти на известные уступки. Наиболее крупной уступкой являлось введение обязательного выкупа.

* * *

«Положение 26 июня 1863 г.» вызвало со стороны удельного крестьянства волну недовольства. Так же, как и помещичьи крестьяне в 1861 г., крестьяне удельного ведомства отказывались признать подлинность «Положения», заявляя, что оно подложно.

Составление уставных грамот по селениям удельных крестьян было начато с августа 1863 г.: тотчас по организации института мировых посредников Однако большинство удельных контор приступили к составлению грамот лишь в начале 1864 г. В установленный (годичный) «Положением» срок составление уставных грамот не было закончено. К концу 1864 г. они были полностью составлены только по четырем удельным конторам: Алатырской, Московской, Оренбургской и Тверской, По 12 остальным конторам эта работа была закончена лишь к сентябрю 1865 г. Так, на 1 сентября этого года из 5717 уставных грамот было составлено 5705'.

1 ЦГИА, ф. Земского отдела, оп. 66, д. 22, 1864, л. 173. По данным «Истории уделов», общее количество уставных грамот составляло 5719 (см. т. II. СПб., 1903, стр. 560).

264


На основе обработки сведений, находящихся частью в уставных грамотах, частью же в сводных таблицах, содержащих данные этих уставных грамот, получены следующие данные1, характеризующие процент крестьян, подписавших и не подписавших грамоты. Из общего числа 860 444 ревизских душ подписали уставные грамоты 440839, или 51,2%. Наибольший процент крестьян, не подписавших грамоты, был в Олонецкой и Астраханской губерниях (100), Архангельской (91,6), Уфимской (83,9), Самарской (83,3); наименьший — в Тверской (3,8), Владимирской (5,1), Нижегородской (16,2).

Таким образом, около 50% крестьян отказались подписать уставные грамоты. Основной причиной отказа являлось недостаточное количество земли, отводимой в надел крестьянам, а также неудовлетворительное ее качество. Так, в Архангельской, Вологодской, Вятской, Костромской губерниях крестьяне отказывались принимать неполные наделы. Как сообщил министру внутренних дел вологодский губернатор, «...многие селения наделяются едва половинным количеством нормального надела»2. То же наблюдалось и в Костромской губернии, в которой удельные крестьяне получали нередко меньшие наделы, нежели помещичьи, хотя в этой губернии и не производилось отрезки земель. Так, по 22 селениям Хмелеватовского общества Юрьевецкого уезда Костромской губернии средний надел составлял 2 десятины 790 кв. сажен, причем в отдельных обществах он не достигал даже одной десятины3.

В Архангельской губернии крестьяне нередко получали в надел недостаточное количество земли. «Медленность в составлении проектов уставных грамот и самое несогласие крестьян на подписку их,— писал архангельский губернатор,— происходит, как объясняют мировые посредники, от малого количества земли, отводимой крестьянам в надел, и от выдела состоявших в пользовании крестьян многих покосов и расчисток из-под лесов с понижением за то поземельного с крестьян сбора, но без замены сих земель другими угодьями»4.

Наибольшее число крестьян, не подписавших устав-

1  См.: Г. И. Богатикова. Указ. статья, стр. 94.

2  ЦГИА, ф. Главного управления уделов, оп. 74, д. 85, л. 68.

3  ЦГИА, ф. Земского отдела, оп. 66, д. 34, 1864, л. 24.

4  Т а м ж е, л. 25.

265


ных грамот (в абсолютных цифрах), находилось в Самарской и Симбирской губерниях. Наряду с большой отрезкой земли, находившейся в пользовании удельных крестьян этих губерний, отказы их подписать уставные грамоты объяснялись стремлением получить дарственный, т. е. так называемый четвертной, надел.

Составление и введение в действие уставных грамот сопровождалось весьма крупными крестьянскими волнениями. В отдельных районах эти волнения носили упорный характер. Наибольшее распространение движение получило в Самарской, Симбирской, Костромской, Саратовской, Оренбургской, Пермской, Вятской и Вологодской губерниях. Все эти волнения нередко подавлялись с помощью войск.

Летом 1864 г. было охвачено волнениями значительное количество населенных пунктов Юрьевецкого уезда Костромской губернии, в которых крестьяне удельного ведомства получили недостаточные наделы.

Большим упорством отличались волнения крестьян удельных имений Сарапульского и Елабужского уездов Вятской губернии, ликвидированные лишь с «помощью» воинских команд и массовой порки. По просьбе губернатора в Сарапул летом 1865 г. был прислан батальон 146-го Царицынского пехотного полка, производивший экзекуцию в ряде селений удельных крестьян, противодействовавших отрезке у них земель1. В Елабужском уезде волнения крестьян Качкинской волости продолжались несколько месяцев.

Весьма сильные волнения крестьян происходили в 1864 г., а особенно в 1865 г. в Симбирской губернии. Как указывалось во «всеподданейшем отчете» III отделения с.е.в. канцелярии за 1865 г., волнения крестьян удельного ведомства «возникали в продолжение всего года и почти везде требовали военных экзекуций»2. Эти волнения происходили в Симбирском, Сенгелеевском, Алатырском, Сызранском уездах. Причиной волнений являлась отрезка земель, требование дарственного надела, нежелание платить выкупные платежи и т. д. При этом волнения эти носили довольно активный характер.

1  ЦГИА, ф. Земского отдела, 6-е делопроизводство, оп. 66, д. 45, 1864, л. 1—53.

2  «Крестьянское движение 1827—1869 гг.», под ред. Е. А. Моро-ховиа, вып. II. М—Л , 1931, стр. 109.

266


Крупные волнения происходят в 1865 г. в Оханском и Осинском уездах Пермской губернии. «Возбужденное состояние умов бывших удельных крестьян,— писал министру внутренних дел пермский губернатор,— ...заставляет особенно внимательно следить за приведением в действие «Положения об удельных крестьянах». Настроение крестьян,— указывалось далее,— прежде всего объясняется значительными отрезками от крестьянских наделов, которые предположено сделать по уставным грамотам»1.

Особенно активные формы носили волнения в Частинской волости Оханского уезда, где крестьяне ряда населенных пунктов в количестве 700 человек, вооружившись кольями, выгнали из деревни Западнино мирового посредника и исправника, сопровождаемого казаками, пытавшихся там ввести в действие уставную грамоту2.

Большие размеры приняло движение удельных крестьян и в Самарской губернии, где отрезки были особенно велики. В отдельных селениях происходили «беспорядки», которые были подавлены в результате массовых порок и арестов «подстрекателей». «Одной из главных причин, волновавших сельские общества удельных крестьян,— указывалось в отчете самарского губернатора,— была предполагаемая отрезка от их дач, земель, оказывающихся излишними против душевого надела... Этими землями крестьяне пользовались со времени поселения в здешнем крае, вели благодаря им обширное скотоводство и вообще считались входящими в состав крестьянского надела... предполагаемые отрезки так значительны, что в некоторых селениях достигают двух третей, а во многих половины прежнего крестьянского надела, а в общей сложности по одному Самарскому имению равняются 84 000 десятин»3.

Отрезки по Самарской удельной конторе достигали действительно больших размеров. Так, по данным командированного в Самарскую губернию по поводу волнений удельных крестьян генерал-майора свиты графа Бобринского, из 177 уставных грамот, составленных по Самар-

1  ЦГИА, ф. Земского отдела Мин. вн. д., оп. 66, д. 18, л. 8.

2  Т а м ж е, д. 6, л. 25.

3  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV. Опись дел, не вошедших в контрольные реестры, Д- 18, 1864, л. 169.

267


скому имению, к середине 1864 г. отрезки производились по 141 грамоте в размере 69 тыс. десяти. Из них 48 тыс. десятин отрезывались, как «незаконно» находившиеся во владении крестьян, а 21 тыс. десятин — «во избежание чересполосицы», вместо которых крестьянам прирезывалось такое же количество десятин кустарников и мелкого леса, находившихся в пользовании крестьян, но не включавшихся ранее в состав земельного надела. Процент отрезков по указанным выше 141 грамоте равнялся в среднем 1821, при этом по 11 грамотам он составлял от 30 до 50, а по 5 грамотам свыше 503.

В волнениях удельных крестьян, происходивших в Николаевском, Ставропольском и Самарском уездах Самарской губернии в 1864 г., принимали участие 7983 человека 4.

Причиной волнений удельных крестьян Самарской губернии также было стремление их получить дарственный надел, что не предусматривалось «Положением 26 июня 1863 г.». Это стремление было настолько упорным, что даже в начале 70-х годов крестьяне еще не отказались от этой мысли. Во «всеподданнейшем докладе» по Земскому отделу 14 августа 1871 г. министр внутренних дел, говоря о домогательствах бывших удельных крестьян Самарской и Симбирской губерний получить дарственный надел, писал: «Убеждения местного начальства в незаконности такого требования не имели успеха, и крестьяне отказались от взноса выкупных платежей. Поэтому оказалось необходимым в некоторых случаях для пополнения недоимки в сих платежах прибегнуть к продаже крестьянского имущества»5. Далее сообщалось о высылке в отдаленные губернии ряда «подстрекателей».

Введение в действие уставных грамот не было закончено в установленный «Положением» двухлетний срок. К 26 июня 1865 г. из 5718 грамот было введено 4783, т. е. 83,7%.

Полностью введение уставных грамот было заверше-

1   ЦГИА, ф. Земского отдела, оп. 66, д. 26, 1864, л. 81—83.

2  Там же, л. 81.

3  Т а м ж е, л. 84.

4  Та м же, л. 66.

5  ЦГИА, ф. Департамента общих дел Мин. вн. д., оп. 241, д. 192, л. 57.

268


но лишь по 4 удельным конторам: Оренбургской, Симбирской, Сызранской и Тверской. К 1 сентября 1866 г. введение в действие уставных грамот было в основном завершено. К этому времени процент введенных грамот составлял 95,4'. Окончательное введение в действие уставных грамот было завершено лишь в 1869 г.

Анализ и подсчет данных как уставных грамот, так и сводных таблиц по этим грамотам дает возможность точно определить количество земли, полученной крестьянами удельного ведомства. Приведем таблицу, характеризующую эти данные по губерниям2.

Из таблицы мы видим, что отрезки земли были произведены в 15 из 20 губерний, составляя от 33,7% (по Пермской) и до 1,8% (по Московской).

ГубернииНаходилось в пользовании земли но инструм. измерению (в дес.)Отведено в надел по уставным грамотам (в дес.)Отрезано (—), прирезано (+) (в дес.) В процентах
Астраханская 6 4956 495
Архангельская 57 15598 271+ 41 116+ 71,9
Владимирская 180 913169 078— 11 835— 6,6
Вологодская124 235262 038+ 137 803+ 10,9
Вятская 358 353281 600— 76 753— 21,4
Казанская69 68762 048— 7 639— 10,9
Костромская288 639308 910+ 20 271+ 7
Московская74 91173 537— 1374— 1,8
Нижегородская129 560116 581— 12 979—10,0
Новгородская116503162 482+ 45 979+ 39,4
Олонецкая7 1658 736+ 1571+ 21,9
Орловская153 098140 438— 12 660— 8,2
Оренбургская Уфимская114 954106 234— 8 720— 7,6
Пермская126 88384 124— 42 759—33,7
Самарская917 085802 293—114 792—12,5
Саратовская172 375160 801— 11574— 6,7
С.-Петербургская136 574104716— 31 858—23,3
Симбирская1 063 7501012 267— 51 483— 4,8
Тверская161 538151 026— 10512— 6,5
Итого4 259 8334111675+246 740 —394 938— 3,5

1  См.: Г. И. Богатикова. Указ. статья, стр. 96.

2  Там же, стр. 97. В итоговых данных таблицы (четвертый столбец) имелись исправленные нами неточности в подсчете.

269


Удельное ведомство производило иногда отрезки и в тех случаях, когда наделы крестьян и не достигали норм, установленных «Положениями 19 февраля», руководствуясь необходимостью «ликвидации чересполосных угодий».

Необходимо отметить, что даже в тех губерниях, где была произведена прирезка земли (кроме Архангельской), одновременно с этим имела место и частичная отрезка, составившая в общей сложности по четырем губерниям — Костромской, Новгородской, Вологодской и Олонецкой — 24 936 десятин.

При этом процент отрезанной земли по отношению к количеству находившейся в пользовании до реформы составлял в Вологодской губернии 1,1, Костромской — 5,6, Новгородской — 6,1 и Олонецкой— 1,32.

Прирезка земли, произведенная по пяти губерниям с переложным лесным и смолокуренным хозяйством, составляла 246 771 десятину.

Важно отметить, что в Вологодской губернии из 137 808 десятин прирезанной земли 26 542 десятины, т. е. немногим меньше 20%, было прирезано за дополнительную плату сверх выкупных платежей3.

Прирезка земли в указанных выше губерниях вовсе не означала обеспечения крестьян наделами по высшим нормам «Положения 19 февраля 1861 г.». В этом отношении весьма показателен анализ уставных грамот по Архангельской губернии. Из 46 уставных грамот этой губернии только по одной (Верхопаденское сельское общество Шенкурского уезда) крестьяне получили высший по «Положениям 19 февраля» земельный надел в размере 7 десятин на душу. По остальным грамотам обеспечение крестьян землей представлялось в следующем виде:

От 2 до 3 десятин—по 9 грамотам
» 3 до 4 » — по 18 грамотам
г 4 до 5 » —по 10 грамотам
» 5 до 6 » —по 6 грамотам
» 6 до 7 »по 6 грамотам
(менее 7 дес.)по 6 грамотам

1  См.: Г. И. Богатикова. Указ. статья, стр. 102.

2  Т а м же.

8 См.: Г. И. Богатикова. Указ. дис, стр. 224.

270


Помимо указанных пяти, прирезка земли частично производилась и в других губерниях, в селениях с переложным лесным хозяйством (Елабужский и Сарапуль-ский уезды Вятской губернии, Балахнинский Нижегородской, Шлиссельбургский С.-Петербургской)1.

Наряду с отрезкой земель удельное ведомство получило дополнительную возможность для ограбления крестьян путем проведения разверстывания угодий. Хотя в «Положении 26 июня» указывалось, что предоставляемые крестьянам земли взамен отрезанных должны «по возможности» соответствовать по качеству последним, однако в действительности это было далеко не всегда так.

Обеспеченность землей удельных крестьян была лучше, нежели помещичьих. Так, по данным .«Статистики поземельной собственности и населенных мест Европейской России», средний душевой надел бывших удельных и помещичьих крестьян составлял (в дес.)2:

ГубернииБывшие удельные крестьянеБывшие помещичьи крестьяне
Архангельская3,3
Владимирская4,33,6
Вологодская6,95,2
Воронежская4,71,9
Вятская3,83,09
Казанская3,92,7
Калужская2,93,3
Киевская2,82,6
Костромская4,74,9
Курская5,22,2
Московская2,13,3
Нижегородская4,23,1
Новгородская6,15,7
Олонецкая7,08,3
Оренбургская6,23,2
Орловская3,82,9
Пермская6,14,09
Самарская6,73,5
С.-Петербургская4,14,8
Саратовская5,62,8
Симбирская4,22,7
Тверская5,34,1
Уфимская5,63,09

1  См.: Г. И. Б о г а т и к о в а. Указ. дис, стр. 246 и 247.

2  Цифры взяты из «Статистики поземельной собственности и населенных мест Европейской России», вып. I—VIII. СПб., 1880—1885.

271


Таким образом, за исключением Московской губернии, наделы бывших удельных крестьян были более бывших помещичьих. Однако, как известно, средние цифры не дают точной картины о действительной обеспеченности крестьян землей. В этом отношении более полное представление дают дифференцированные данные о наделах, приведенные в «Статистическом временнике» (см. приложение 1).

Следовательно, 378 773 ревизские души, или 42% всех удельных крестьян, получили надельной земли менее 4 десятин на душу. Свыше же 6 десятин на душу получили 202 875 душ, или 22% всех удельных крестьян. Это говорит о том, что обеспеченность удельных крестьян землей была далеко не блестящей и преобладающее большинство крестьян получило недостаточные по количеству земли наделы.

В заключение необходимо остановиться на условиях выкупа удельными крестьянами своих наделов. Как указывалось выше, в основу стоимости земли был положен оброк, уплачиваемый до реформы. Величина его во всех губерниях была значительно ниже оброка, установленного для помещичьих крестьян «Положениями 19 февраля». В силу этого размер годовых платежей за одну десятину для удельных крестьян был также значительно ниже, нежели для помещичьих. Если для помещичьих крестьян эти платежи составляли по различным губерниям от 2 руб. 49 коп. до 61 коп., то для удельных соответственно от 1 руб. 56 коп. до 30 коп.1. Однако и для удельных крестьян цена земли по выкупу все же превышала ее действительную стоимость. Общие же условия реформы были более благоприятны для крестьян, нежели «Положения 19 февраля 1861 г.».

Тотчас же после утверждения «Положений 19 февраля», 5 марта 1861 г., был издан указ «О составлении предположений касательно применения главных начал Положений о крестьянах, водворенных на помещичьих

1 См.: И. Вильсон. Выкупные за земли платежи крестьян-собственников бывших помещичьих (1862—1876). Выкупные за земли платежи бывших удельных крестьян (1871—1876). Статистическое исследование. СПб., 1878, стр. 56.

272


землях, к крестьянам государственным...»1. В этом указе поручалось министру государственных имуществ дать свои соображения о применении «Положений 19 февраля» к государственным крестьянам2. Однако на это потребовалось более четырех лет. Причина заключалась не столько в разногласиях, сколько в боязни правительства в условиях массовых крестьянских волнений предпринять реформу государственных крестьян.

В Главном комитете был прямо поставлен об этом вопрос. В деле о подготовке реформы государственных крестьян ему посвящена специальная записка, относящаяся примерно к апрелю — июню 1862 г.

В этой анонимной записке, написанной писарским почерком, говорилось следующее: «По отношению к общественному спокойствию при могущих возникнуть поводах к волнению, именно: при введении уставных грамот, при переселении домохозяев, при отрезке земель, при распространенном между временнообязанными крестьянами ожидании новой воли, казалось бы не следовало трогать гос. крестьян, потому что с присоединением к 20 миллионам еще 20 миллионов душ могущие последовать волнения примут характер более опасный»3.

Таким образом, это обстоятельство, естественно, не могло не замедлить хода обсуждения вопроса о реформе государственных крестьян.

24 ноября 1866 г. был утвержден закон «О поземельном устройстве государственных крестьян в 36 губерниях». Как указывалось в этом законе, устройство хозяйственного быта государственных крестьян предполагало расширение их права «по владению и распоряжению предоставленными им в надел от казны землями»4. Однако термин «владение» означал по существу лишь право постоянного пользования отведенной в надел землей.

1  См.: ПСЗ, собр. 2, т. XXXVI, № 36713.

2  «Предположения о применении главных начал высочайше утвержденного в день 19 февраля 1861 г. Положения о вышедших из крепостной зависимости крестьянах, к крестьянам государственным Великороссийских, Малороссийских, Новороссийских губерний и Бессарабской области» (ЦГИА, Государственный совет, ф. 1181, Главный комитет об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 4, 1861, ч. I).

3  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 4, ч. 6, л. 59.

4  ПСЗ, собр. 2, т. XLI, № 43888.

273


Сельские общества государственных крестьян сохраняли за собой все земли, находившиеся в их пользовании. В тех же обществах, где крестьянские земли не были «отграничены» от казенных, размеры наделов определялись «в соответствие с существующим пользованием», но не свыше 8 десятин на душу в малоземельных губерниях и 15 десятин в многоземельных (§ 1). Право владения закрепленными за сельскими обществами землями фиксировалось в особых «владенных записях», выдававшихся каждому обществу (§ 2).

За пользование землей крестьяне обязаны были платить ежегодно так называемую государственную оброчную подать. Размеры ее для девяти губерний — Казанской, Калужской, Московской, Рязанской, Самарской, С.-Петербургской, Саратовской, Симбирской, Ярославской — соответствовали существовавшим оброчным платежам. В остальных 27 губерниях (Архангельской, Астраханской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Вятской, Екатеринославской, Костромской, Курской, Нижегородской, Новгородской, Олонецкой, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Пермской, Полтавской, Псковской, Смоленской, Таврической, Тамбовской, Тверской, Тульской, Уфимской, Харьковской, Херсонской и Черниговской), где в отличие от перечисленных выше девяти губерний не производилась оценка земель, оброчная подать составлялась из существующих оброчных платежей и добавочного сбора, устанавливавшегося с 1 января 1867 г. Сумма этого сбора, составлявшая 2 006 145 руб., колебалась для отдельных губерний от 10 743 руб. (Херсонская) до 292 456 руб. (Екатеринославская)1.

Для отдельных местностей министру государственных имуществ разрешалось повышать или понижать добавочный сбор, но не выше 15%, «не выходя, однако, из назначенной на всю губернию суммы» (§ 10).

Размер оброчной подати не подлежал изменению в течение 20 лет со дня издания данного закона (§ 12).

Помимо оброчной подати, крестьяне обязаны были платить особый налог за пользование лесным материалом, если в состав их надела входили лесные участки (§3).

Право пользования землей, представлявшейся кре-

1 См.: ПСЗ, собр. 2, т. XLI. Приложение к № 43888.

274


стьянам по владенным записям, ограничивалось следующими правилами: раздел общинных земель на подворные участки, а также выделение из них участков отдельным домохозяевам могло осуществляться только с согласия 2/3 членов общества (§ 4). В течение трех лет со времени получения владенных записей запрещалось отчуждать земли лицам, не принадлежавшим к данному сельскому обществу (§ 4).

По истечении трех лет продажа земельных участков посторонним лицам разрешалась при условии взноса в казну полученной за землю суммы. При этом оброчная подать уменьшалась на сумму, равную 1/20 го внесенных денег. При переходе подворных участков к другим лицам последние обязывались уплачивать причитающуюся с участка оброчную подать (§ 4).

Вопрос о выкупе в полную собственность земельных наделов как сельскими обществами, так и владельцами подворных участков разрешался путем единовременного взноса в уездное казначейство такого капитала, проценты с которого равнялись бы сумме оброчной подати, т. е. суммы, равной капитализированной оброчной подати.

Составление владенных записей поручалось чиновникам Министерства государственных имуществ. Сроки их составления и выдачи устанавливались в зависимости от состояния работ по межеванию. Так, для 14 губерний: Воронежской, Казанской, Калужской, Московской, Орловской, Пензенской, Рязанской, Самарской, С.-Петербургской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской, Тульской, Ярославской, где межевые работы были закончены, срок выдачи записей устанавливался в два года. В губерниях Астраханской,. Екатеринославской, Костромской, Херсонской, Владимирской, Курской, Нижегородской, Новгородской, Псковской, Смоленской, Таврической, Тверской и Харьковской, где межевые работы были еще не закончены, сроки эти определялись для первых четырех губерний в 4 года, а для остальных — в 6 лет. Для Архангельской, Вологодской, Вятской, Олонецкой, Оренбургской, Пермской, Уфимской, «дачи коих не были сняты на планы», срок выдачи записей устанавливался в шесть лет с момента окончания составления планов. Наконец, для Черниговской и Полтавской губерний, где производилось генеральное межевание, определенного срока не устанавливалось (§ 7).

275


Закон о поземельном устройстве государственных крестьян по существу не изменял положения этой категории сельского населения.

Провозглашенный в законе принцип «владения землей» в действительности означал наделение государственных крестьян землей почти на тех же условиях, что и временнообязанных.

Приобрести землю в собственность, хотя для этого и не требовалось согласия второй стороны, как это оговаривалось в «Положениях 19 февраля», было в действительности почти невозможно. Единовременно внести капитализированную оброчную подать могли далеко не все, даже представители зажиточной части казенной, деревни.

31 марта 1867 г. Министерством государственных иму-ществ была издана специальная инструкция по составлению владенных записе1, явившаяся по существу дополнением к закону о поземельном устройстве государственных крестьян в 36 внутренних губерниях.

В этой инструкции подробно излагался порядок составления и утверждения владенных записей. С их содержанием должны были ознакомиться собранные на сельский сход крестьяне при непременном присутствии мирового посредника и специальных «сторонних добросовестных» в составе 3—6 человек. Сельский сход обязан был выделить из своей среды 6 уполномоченных для более детального изучения записи и подписи акта о ее поверке, если крестьяне будут согласны.

Если же крестьяне не соглашались с условиями вла-денной записи, то вопрос об изменениях в ней передавался старшему в губернии чиновнику по составлению записей, который или сам разрешал возникшие недоразумения, или испрашивал на то разрешение в Министерстве государственных имуществ.

Крестьяне имели право жаловаться на неправильное составление записей Губернскому по крестьянским делам присутствию. В случае разногласия между большинством присутствия и представителями Министерства государственных имуществ дело передавалось на совме-

1 См.: «Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян за 1857—1875 гг.», в 22 частях. СПб., 1885, стр. 937—949.

276


стное решение двух министерств: государственных имущества внутренних дел. Если же возникали разногласия между министерствами, окончательное решение выносилось Главным комитетом об устройстве сельского состояния.

* * *

В 14 губерниях, отнесенных к первой очереди, составление владенных записей было начато с января 1867 г.1. К 1 ноября этого же года из 15 672 селений государственных крестьян, насчитывающих 3 087 845 душ, в 8810 селениях с 2 039 579 душами были составлены владенные записи2. При этом в 1400 селениях записи были предъявлены крестьянам на сельских сходах.

К концу 1868 г., т. е. к сроку окончания составления и выдачи владенных записей по 14 губерниям, эти работы далеко еще не были закончены. Так, к 1 ноября 1868 г. только в девяти губерниях — Воронежской, Калужской, Московской, Пензенской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской, Тульской, Ярославской — составление записей было закончено. В остальных же губерниях — Орловской, Рязанской, С.-Петербургской, Самарской и Казанской — к этому времени из 6723 селений записи были составлены в 5548, что равнялось 84 %3. Предъявление же владенных записей было закончено только в трех губерниях: Воронежской, Тульской и Саратовской. В других же губерниях процент предъявленных грамот колебался от 88,4 до 99,9, а в Казанской составлял всего лишь 37,14.

Наконец выдача владенных грамот была закончена полностью только в Воронежской губернии, составляя в других от 15,9% (Казанской) до 93,8% (Московской).

Только в марте 1869 г. выдача владенных записей была завершена в 13 из 14 губерний первой очереди (кроме Казанской).

1  За исключением Пензенской, в которой составление владенных записей было начато в декабре 1867 г.

2  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 76, 1867, л. 2—3.

3 Там ж е, л. 37—43. В Казанской губернии этот процент достигал 60.

4 Т а м ж е, л. 43.

277


Таким образом, срок составления и выдачи владен-ных записей в губерниях первой очереди выполнен не был.

Министр государственных имуществ во «всеподданнейшем докладе» 1 ноября 1868 г. указал, что одной из главных причин задержки работ по выдаче владенных записей являлась постоянная передача в казенное ведомство имений мелкопоместных помещиков, вследствие чего требовалось составить на эти селения владенные записи. В действительности эта причина отнюдь не была главной. Настоящая причина задержки заключалась как в бюрократической организации всего дела Министерством государственных имуществ, так и в возражениях крестьянских обществ, не желавших сплошь и рядом принимать предъявлявшиеся им владенные записи. Так, на 1 ноября 1868 г. из 14 677 селений, по которым были составлены владенные записи, в 2111 селениях крестьяне высказали возражения. В отдельных губерниях процент крестьян, не согласных с владенными записями, был довольно значителен. Так, в Орловской губернии из 1380 селений (с 216 880 душами населения) с составленными записями не согласилось 561 селение (с 93 355 душами); в Саратовской губернии из 828 селений (с 265 759 душами) возражения высказали крестьяне 201 селения (со 104 000 душ)1.

Наименьшее число возражений на составленные записи было в Самарской губернии (из 1030 селений только в 44); в Симбирской из 296 селений — в трех.

Из числа всех этих возражений 1408 были признаны чиновниками Министерства государственных имуществ подлежащими удовлетворению, в связи с чем во владенные записи были внесены соответствующие исправления. Из рассмотренных 247 возражений губернскими по крестьянским делам присутствиями 106 были признаны заслуживающими удовлетворения, а 141 отклонено. Остальные 456 возражений, как указывалось во «всеподданнейшем докладе» в ноябре 1868 г., находились еще на рассмотрении2.

1  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 76, 1867, л. 38 и 42—43.

2  Т а м ж е, л. 42—43.

278


В отчете министра государственных имуществ в марте 1869 г. дается анализ некоторым крестьянским возражениям на владенные записи. Так, ходатайств о прирезке земли поступило по 12 губерниям 224. Из числа этих ходатайств 123 были рассмотрены в Министерстве .государственных имуществ, из коих удовлетворены были только 25, а отклонены 76, как «пользующиеся в большинстве случаев высшим наделом против временнообязанных крестьян»1. И наконец, 22 возражения находились еще в стадии изучения.

590 душ крестьян (С.-Петербургской, Саратовской и Орловской губерний) ходатайствовали о переселении в связи с малоземельем2,

Причина 112 возражений (по Московской, Калужской, Рязанской, С.-Петербургской, Ярославской губерниям) заключалась в отказе от части надела в силу отдаленности его от селений. Как говорилось в отчете, возражавшие крестьяне занимались отхожими промыслами.

В силу того, писал министр государственных имуществ, что «...в постановлениях о поземельном устройстве государственных крестьян нигде не приведено начало обязательности для крестьян пользования наделом, а, напротив, узаконено только право крестьян на удержание за собою всего существующего надела... Министерство государственных имуществ не усматривало законных причин к отказу крестьянам в удовлетворении их ходатайства»3. Размеры земельных наделов, а также сумма оброка были в одной и той же губернии крайне различны. Так, в отчете министра государственных имуществ в марте 1869 г. приводились следующие данные по 13 губерниям первой очереди (кроме Казанской),

1 ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 76, 1867, л. 50. Необходимо отметить, что из числа отклоненных ходатайств была просьба о прирезке земли крестьян одного из селений Воронежской губернии, надел которых составлял 1U десятины на душу. Мотивом отказа послужило, по словам министра государственных имуществ, то обстоятельство, что «...прирезка не могла быть сделана из просимой ими оброчной статьи, отданной в содержание на продолжительный срок, без права казны отобрать ее до срока».

2  Т а м же Предложение о переселении крестьян было отвергнуто.

3  Т а м ж е, л. 52—53.

279


в которых к этому сроку выдача записей была окончена1 (см. таблицу на стр. 281).

Составление и выдача владенных записей в 13 губерниях второй очереди также не были осуществлены в намеченный срок. Только к концу 1873 г. они были окончательно выданы почти по всем селениям этих губерний. В 7 из указанных губерний оставались невыданными 240 записей, при этом большинство их (185) относилось к Новгородской губернии.

Так же как и в губерниях первой очереди, крестьяне нередко обжаловали предъявлявшиеся им владенные записи. Из 14 губерний (13 второй очереди и Уфимской) только в Херсонской не было ни одного случая обжалования записей. Процент обжалования в других губерниях был весьма различен. Так, в Костромской губернии он составлял 15 (из общего числа составленных и предъявленных крестьянам 2458 записей было обжаловано 371), в Смоленской же губернии этот процент составлял только 0,3 (из 2840 записей было обжаловано всего 11). В целом по всем 13 губерниям (за исключением Херсонской) из общего числа 24 505 владенных записей было обжаловано 1420, что составляло 5,7%2.

Однако большинство обжалований не было принято во внимание. Из 1420 жалоб, рассмотренных Губернскими по крестьянским делам присутствиями к 1 января 1874 г., только 105 были признаны подлежащими удовлетворению.

Таким образом, большинство жалоб на неправильное составление владенных записей было признано неосновательными. Только в двух губерниях — Харьковской и Тверской — процент жалоб, признанных уважительными, был относительно высок. В Тверской губернии из 98 жалоб были признаны заслуживающими удовлетворения 19, в Харьковской из 33 — 31.

Жалобы на решения Губернских по крестьянским делам присутствий также в большинстве случаев отклонялись Министерством государственных имуществ. Из числа поданных в министерство, по указанным выше губерниям, 80 жалоб 60 были отклонены, 9 признаны

1  1ДГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 76, 1867, л. 47. Сумма оброчной подати приводится нами без "Д. Ш. 3А коп.

2  См.: «Отчет о работах по поземельному устройству государственных крестьян за 1873 г.». СПб., 1874, стр. 54—55.

280


ГубернииРазмер надела уездамОброчная подать 
на душуна десятину
низшийвысшийнизшаявысшаянизшаявысшая
Воронежская4,17,22 руб. 93 коп.4 руб. 98 коп.58 коп.1 руб. 04 коп.
Калужская2,66,22 руб. 67 коп.5 руб. 14 коп.68 коп.1 руб. 47 коп.
Московская2,24,02 руб. 89 коп.4 руб. 56 коп.83 коп.1 руб. 70 коп.
Орловская3,45,42 руб. 71 коп.4 руб. 61 коп.54 коп.1 руб. 14 коп.
Пензенская3,95,23 руб. 12 коп.4 руб. 60 коп.75 коп.1 руб. 11 коп.
Рязанская2,25,41 руб. 93 коп.5 руб. 63 коп.81 коп.1 руб. 49 коп.
Самарская7,215,92 руб. 85 коп.4 руб. 30 коп.25 коп.59 коп.
Саратовская4,810,32 руб. 55 коп.4 руб. 95 коп.24 коп.83 коп.
Симбирская2,67,02 руб. 46 коп.4 руб. 27 коп.58 коп.1 руб. 14 коп.
С.-Петербургская3,58,53 руб. 51 коп.9 руб. 84 коп.55 коп.2 руб. 72 коп.
Тамбовская3,85,31 руб. 77 коп.4 руб. 80 коп.45 коп.99 коп.
Тульская2,64,82 руб. 35 коп.4 руб. 70 коп.77 коп.1 руб. 17 коп.
Ярославская3,24,93 руб. 29 коп.4 руб. 64 коп.70 коп.1 руб. 34 коп.

«вполне или отчасти основательными» и 11 остались на 1 января 1874 г. еще не рассмотренными1.

Вместе с обжалованием владенных записей крестьяне обращались с ходатайствами в министерство по поводу прирезки земли. Всего с 1866 г. по 1 января 1874 г. по 29 губерниям (27 первой и второй очереди, а также Уфимской и Бессарабской) было прирезано 190 985,22 десятины2.

Однако значительная часть этих земель даже по признанию самого Министерства государственных имуществ была весьма невысокого качества. «Из этого числа (190 985 десятин.— П. 3.),— указывалось в отчете за

1873   г.,— 93 970,47 десятины числилось под лесными угодьями, подлежащими обращению в земельные угодья, по крайне ничтожной их ценности, бездоходности для казны, по чересполосности мелких лесных участков с крестьянскими землями и пр.»3.

Наряду с прирезкой крестьяне отказывались в отдельных случаях от части надела. Так, в 1874 г. по губерниям, в которых были выданы владенные записи, крестьяне передали в казну 53 547,5 десятины, «составлявших,— как указывалось в отчете,— частью отдельные пустоши в дальнем расстоянии от селений, частью же земли, превышавшие потребность крестьян и средства их к обработке»4.

Таким образом, к 1874 г. выдача владенных записей по 13 губерниям второй очереди была по существу закончена. Завершены были работы также и по Уфимской губернии. Здесь выдача владенных записей была закончена к 1 января 1873 г., однако на протяжении 1873 и

1874   гг. были обнаружены новые, не учтенные ранее селения государственных крестьян, преимущественно башкир, мордвы и других местных национальностей. Вследствие этого потребовалось дополнительное составление ПО владенных записей5. Следовательно, к 1874 г.

1  См.: «Отчет о работах по поземельному устройству государственных крестьян за 1873 г.». СПб, 1874, стр. 55.

2  Количество этих ходатайств было довольно велико. Так, в 1873 г. их поступило 388, из коих 233 были удовлетворены, по 110 отказано и 85 остались к 1 января 1874 г. еще не разрешенными (см. указ. отчет, стр. 24—25).

3  Т а м ж е, стр. 25.

4  «Отчет о работах по поземельному устройству государственных крестьян за 1873 г», стр. 25—26.

6 Т а м ж е, стр. 3.

282


из 36 губерний, на которые распространился закон 24 ноября 1866 г., в 28 выдача владенных записей была по существу закончена.

По остальным 8 губерниям работы по поземельному устройству государственных крестьян затянулись на весьма длительный срок. Так, в Архангельской губернии согласно утвержденному Александром II 9 ноября 1870 г. мнению Государственного совета подготовительные работы по составлению владенных записей были отложены до особого распоряжения. По пяти северным и восточным губерниям — Вологодской, Вятской, Олонецкой, Пермской и Оренбургской,— прежде чем составить владенные записи, требовалось провести работы по отграничению крестьянского надела и разверстке оброчной подати между отдельными селениями государственных крестьян. К этим работам было приступлено осенью 1869 г., и продолжались они до лета 1872 г. (Оренбургская — осень 1869 г., Пермская — лето 1872 г.)1.

Наконец, по двум украинским — Полтавской и Черниговской— губерниям, где выдача владенных записей должна была быть произведена лишь после окончания работ по генеральному и специальному межеванию, последняя была начата лишь с 1873 г. и только по тем уездам, где было закончено межевание.

Вследствие всего этого к середине 80-х годов, точнее к началу 1886 г., из 8 упомянутых губерний, за исключением Оренбургской, где выдача владенных записей была завершена, ни в одной эти работы не были полностью окончены. Так, по Пермской губернии ни по одному из уездов не было приступлено к составлению владенных записей. По Вологодской губернии владенные записи были выданы только по одному Вологодскому уезду, а по другим эти работы даже не начинались. По некоторым уездам Вятской, Полтавской, Олонецкой и Черниговской губерний владенные записи были выданы полностью, по другим частично, а по третьим к составлению их не было даже приступлено2.

В этих губерниях работы по поземельному устройству государственных крестьян заканчивались в период со-

1    См.: «Отчет о работах по поземельному устройству государственных крестьян за 1873 г.», стр. 3.

2  ЦГИА, ф. Департамента законов Государственного совета, on. т. X, д. 235, 1886, л. 49.

283


ставления выкупных актов, т. е. после издания закона 1886 г. о переводе этих крестьян на выкуп.

Для характеристики обеспеченности крестьян землей обратимся к данным «Статистики поземельной собственности» (см. приложение 3).

Анализируя эти данные, мы видим, что обеспеченность землей государственных крестьян была далеко не достаточной. Так, в среднем по 36 губерниям процент крестьян, получивших наделы менее 4 десятин, составил 13. По отдельным же губерниям он был весьма различен: в Полтавской губернии этот процент составил 84, а в Самарской — 0,3. Если даже считать, что для удовлетворения минимальных потребностей крестьян был необходим надел не менее 4 десятин на ревизскую душу (хотя в действительности он мог быть больше), то окажется, что 29,3% всех государственных крестьян получили надел ниже этой нормы.

* * *

В связи с тем что бывшие помещичьи крестьяне Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины после восстания в 1863 г. в Польше были переведены на обязательный выкуп, встал вопрос о проведении соответствующей меры в отношении государственных крестьян этих районов. В декабре 1866 г. министр государственных имуществ Зеленой сделал по этому поводу представление в Главный комитет об устройстве сельского состояния.

«С дарованием,— писал он,— прав собственности крестьянам в частных имениях, находившихся относительно всегда в худшем положении, чем государственные, и с заменой всех прежних повинностей бывших крепостных крестьян срочными выкупными платежами... было бы несправедливо не только оставлять государственных крестьян в том крае на правах пользования казенными землями, но и облагать крестьян этих за владение своими землями, оброчной податью, взимание коей не было бы ограничено никакими сроками и самый размер коей мог подлежать увеличению по истечению 20 лет»1. В си-

1 ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, д. 1, 1867, л. 28.

284


лу этого Зеленой предлагал перевести на обязательный выкуп крестьян западных и юго-западных губерний. С мнением Зеленого был согласен и министр внутренних дел. Против этой меры возражал лишь министр финансов Рейтерн, считавший, что «...обязательный выкуп по самому существу своему неудобоприменим к землям, состоящим в наделе казенных селений, и было бы неудобно признанное неприменимым для большей части населения государственных крестьян принять для одних западных губерний»1. Однако Главный комитет об устройстве сельского состояния, рассмотрев этот вопрос, в мае 1867 г принял предложение министра государственных имуществ. 15 мая 1867 г.2 решение Главного комитета было утверждено Александром II. Государственным крестьянам девяти западных губерний — Виленской, Витебской, Волынской, Гродненской, Киевской, Ковенской, Минской, Могилевской, Подольской — предоставлялась в полную собственность находившаяся в их пользовании земля (§1). При этом «для устройства крестьян» разрешалась как прирезка к крестьянским наделам из запасных и других свободных казенных земель, а также обмен крестьянских наделов на казенные земли с тем, чтобы существующий надел не был ни в коем случае уменьшен (§ 3). Определение размера крестьянского надела, а также суммы выкупных платежей возлагалось на особые люстрационные комиссии, создававшиеся Министерством' государственных имуществ, которые и должны были составить люстрационные акты, предъявлявшиеся крестьянам в присутствии мировых посредников. Составление и утверждение люстрационных актов должно было быть закончено в губерниях: Виленской, Ковенской и Гродненской — в течение трех лет; в Минской — четырех и, наконец, в Витебской, Могилевской, Киевской, Волынской и Подольской — в течение 6 лет (§ 6).

Размеры ежегодных выкупных платежей определялись суммой ежегодной оброчной подати, увеличенной на 10% (§ 4). Выкупные платежи должны были вносить-

1   ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т XV, д. 1, 1867, л. 28—30.

2  См.: ПСЗ, собр. 2, т. XLII, № 44590.

285


ся крестьянами ежегодно до 1 января 1913 г., т. е. в течение 46 лет. Крестьянам предоставлялось право и досрочной уплаты выкупных платежей путем взноса в казначейство капитализированной суммы ежегодных выкупных платежей, т. е. такого капитала, проценты с которого равнялись бы сумме этих платежей (§ 9).

* * *

Люстрационные работы в 9 западных и юго-западных губерниях были закончены в начале 70-х годов. В результате проведения этих работ было наделено вновь значительное число безземельных из отставных солдат, переселенцев, бобылей и т. д.

По отдельным губерниям количество крестьян, вновь получивших землю, было следующее1:

Гродненская —31 797

Витебская —11 243

Виленская —16 423

Киевская —35 086

Ковенская —33 776

Подольская —33 456

Минская — 7 273

Волынская —22 606

Могилевская —10 057

Следовательно, более 200 тыс. душ было вновь наделено землей. Наряду с наделением безземельных были несколько увеличены размеры и существующих наделов в результате прирезок малоземельным. Однако прирезки эти, особенно по юго-западным губерниям, были весьма незначительны, так как общее увеличение земельной площади производилось преимущественно за счет наделения безземельных. Анализ отчетов Министерства государственных имуществ дает основание предполагать, что в некоторых случаях имелось налицо даже уменьшение существующих наделов. Увеличение количества земли, предоставлявшейся крестьянам на выкуп, по сравнению с находившейся ранее в их пользовании по отдельным губерниям на основе данных «всеподданнейших отчетов» по Временному отделению Министерства государственных имуществ за 1869—1874 гг. составляло (в дес):

1 ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, on." г. XV, д. 172, 1869, л. 4—94.

286


Гродненская —126 161

Могилевская— 73 167

Минская —182 714

Ковенская — 75 767

Виленская —89 029

Витебская —142 585

Киевская —113 955

Подольская — 51753

Волынская —259 002

Все го—1 114133 дес. 1

Единственно реальное увеличение земельных наделов государственных крестьян произошло лишь в Минской, Витебской и Могилевской губерниях, так как число вновь наделенных землей там было весьма незначительно. В Гродненской, Виленской и Ковенской губерниях увеличение общей земельной площади произошло в подавляющей своей части за счет вновь наделенных. В юго-западных губерниях дело обстояло и того хуже. Так, в Киевской губернии в число прирезанных 113 955 десятин было включено более 80 тыс. десятин, так называемых «запасных», или вакантных, земель, номинально числившихся свободными, а фактически находившихся в бессрочном арендном пользовании государственных крестьян. Таким образом, в ряде уездов крестьянские наделы были уменьшены. В Подольской губернии эти вакантные земли составляли 50% прирезки2. В Волынской же вся прирезанная земельная площадь состояла в основном из неудобных земель; так, из 259 002 десятин 78 101 десятина были неудобными, а из остающихся 180 901 десятины около 111 тыс. десятин, как указывалось в отчете Министерства государственных имуществ, состояли «из малоценных лесных пространств, поросших дровяным лесом и кустарником»3.

В среднем по указанным выше губерниям приходилось на одну ревизскую душу (в дес.)4:

Виленская — 4,88

Могилевская —5,02

Ковенская — 6,74

Киевская —3,03

Гродненская — 4,25

Волынская 4,1—5,24 5

Минская — 5,91

Подольская —3,14

Витебская — 4,87

1 ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского Состояния, оп. т. XV, д. 172, л. 4, 11. 20, 32, 55, 63, 69, 79, 86, 94.,

2  Т а м ж е. л. 54 и 62.

3  Т а м ж е, л. 94.

4  Т а м ж е, л. 5; 11, 20, 33, 55, 63, 70, 79, 86, 94.

5  Первая цифра составляет средние данные по 9 уездам из 12, вторая по 3 уездам — Овручскому, Ковельскому и Владимир-Волынскому.

287


Однако эти средние цифры, естественно, не характеризуют действительного положения вещей.

Обеспеченность землей государственных крестьян в западных и юго-западных губерниях была следующей (см. приложение 3).

Анализируя эти цифры, мы видим, что 248 319 ревизских душ, или 30,0%, получили наделы до 4 десятин. При этом наибольшее число малоземельных крестьян было в Киевской и Подольской губерниях. Так, в Киевской губернии надел до 4 десятин получили 80 492 души, или 61,9% всех крестьян, в Подольской — 76019, или 62,6%. Надел свыше 6 десятин получили по 9 губерниям 234 562 души, или 27,8%. Все это говорит о том, что даже в западных и юго-западных губерниях обеспеченность крестьян землей была далеко не достаточной.

Это находит свое выражение в количестве возражений, поступавших со стороны крестьян на предъявляемые им выкупные акты. Так, по Гродненской губернии поступило возражений от 113 селений (6,75% общего числа населенных пунктов). По Ковенской губернии имелось возражений по 1369 селениям, т. е. почти '/з (32,07%) выкупных актов были опротестованы. При этом только 435 жалоб были признаны правильными и удовлетворены, по остальным же последовал отказ 1.

Выкупные платежи представляли собой в среднем на 1 десятину земли по отдельным губерниям следующее2:

Виленская — 71 1/2 коп.

Могилевская — 54 коп.

Витебская —58 1/4 коп.

Киевская —1 руб. 20 коп.

Гродненская—71 коп.

Волынская —92 1/2 и 39 3/4 коп.3

Ковенская — 1 руб. 12 3/4 коп.

Подольская— 1 руб. 10 1/4 коп.

Минская —55 руб. 1/2 коп.

* * *

Составление и введение в действие владенных записей вызвало в отдельных губерниях весьма серьезное противодействие крестьян. Это находило свое выражение не только в жалобах на неправильное составление владенных записей, но и в упорном нежелании прини-

1  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 172, 1869, л. 25 и 46.

2  Там же, л. 5, 11, 21, 33, 56, 63, 70, 79, 87, 99.

3  Первая цифра для 9 уездов, вторая — для остальных — Ов-ручского, Ковельского и Владимир-Волынского

288


мать таковые. Так, в июне 1868 г. крестьяне трех селений Песковатской волости и одного селения Ивановской волости Царицынского уезда Саратовской губернии отказались от принятия владенных записей и пользования наделом. «Для обращения их к порядку,— указывалось во «всеподданнейшем отчете» III отделения за 1868 г.,— был командирован жандармский штаб-офицер, но по крайнему их упорству внушения его успеха не имели, равным образом бесплодны были и увещания управляющего государственными имуществами, а также начальника губернии, который после того при содействии воинской команды... наказал розгами наиболее виновных в неповиновении... и тем всех довел до покорности...»1.

В 1869 г. в нескольких селениях Юхматинской волости Спасского уезда Казанской губернии государственные крестьяне — татары—-отказались принять владенные записи, «...сопротивлялись властям и в озлоблении на своих мулл, не поддерживавших беспорядка, намеревались составлять приговоры о высылке их в Сибирь»2. Как указывалось в отчете III отделения, «волнение это было возбуждено приходившим из Самарской губернии крестьянином, который уверял татар, что принявшие владенные записи будут зачислены в удельное ведомство, перейдут во владение министров и обременятся налогами...»3.

На протяжении 70-х годов происходили весьма длительные волнения государственных крестьян Чигиринского уезда Киевской губернии, домогавшихся с конца 60-х годов перехода от участкового способа владения землей к душевому. Это стремление возникло под влиянием слухов, что при уравнительном переделе земли крестьяне получат прирезку по 5 десятин душевого надела. Как указывалось в заключении министра внутренних дел по данному вопросу, это стремление поддерживалось главным образом огородниками и безземельными крестьянами4. Однако оно имело, бесспорно, большое число сторонников и среди крестьян, получивших земельные на-

1 «Крестьянское движение в 1827—1869 гг.», под ред. Е. А. Морохивца, стр. 140—141. Там же, стр. 154.

3  Т а м же.

4  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 87, 1875, л. 28.

19 П. А. Зайончковский

289


делы, так как в Чигиринском уезде, на основе данных «Статистики поземельной собственности», из 21496 ревизских душ 12 662 души, т. е. более 50% всех государственных крестьян, имели наделы до 3 десятин на душу. Число же крестьян, имевших надел свыше 5 десятин, было весьма незначительно, составляя 3931 душу, или около 20%'.

Вопрос о стремлении крестьян Чигиринского уезда Киевской губернии перейти к общинному способу владения землей являлся предметом специального обсуждения в Главном комитете об устройстве сельского состояния в мае 1870 г.

Главный комитет в своем решении отметил, что «...никаких особых за переход к общинному владению прирезок казенной земли по душевому расчету делаемо не будет и что распространенный об этом между крестьянами слух ложен2». Далее Главный комитет указал, что «для перехода к общинному владению требуется согласие домохозяев, желающих пустить свои участки в общий передел». Однако и после этого надежда получить прирезку земли продолжала сохраняться, и крестьяне 22 селений составили приговоры об общем переделе своих участков, полагая получить добавление земли. «В ожидании такой прирезки казенной земли,— писал в своем заключении министр внутренних дел по поводу крестьянских волнений в Чигиринском уезде,— домохозяева, пустившие свои участки в передел, не приступают к исполнению в натуре заключенных договоров и владеют своими участками в прежнем порядке, а крестьяне безземельные и огородники, не получая земли по разделу, домогаются этого раздела, и, наконец, те и другие, видя неудовлетворение их прирезками, заявляют различные неудовольствия, которые выразились отказом крестьян от принятия люстрационных актов и от взноса выкупных платежей»3.

Эти волнения приняли в апреле — мае 1875 г. относительно большие размеры. «Беспорядки эти,— писал министр внутренних дел,— хотя при содействии воинской

1  См.: «Статистика поземельной- собственности населенных мест Европейской России», вып. III. СПб., 1884, стр. 135.

2  ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 87, 1875, л. 28.

3  Т а м ж е, л. 30.

290


команды временно прекратились, но, по мнению местного губернатора, могут возобновиться с выводом войска при следующих сроках взноса выкупных платежей»1.

В дальнейшем стремления Чигиринских крестьян получить прирезку земли были использованы народниками Стефановичем и Дейчем для организации в конце 1870— начале 1877 г. так называемой «Тайной дружины»2.

Волнения государственных крестьян независимо от форм, в которые они выливались, характеризовали неудовлетворенность последних проведенными реформами вследствие недостаточного наделения их землей.

* • *

Анализ реформы, проведенной правительством в отношении государственных крестьян, дает основание для следующих кратких выводов.

Правительство, боясь массового восстания, всячески затягивало завершение подготовки закона о государственных крестьянах.

Несмотря на то что обеспеченность государственных крестьян землей была намного выше, нежели помещичьих и даже удельных, нельзя не признать, что значительная часть их не получила достаточных наделов.

Этот факт и обусловил крестьянские волнения в ряде губерний в период составления и выдачи владенных записей.

На основании закона 12 июня 1886 г. государственные крестьяне переводились на выкуп. По этому закону оброчная подать, уплачиваемая ими, преобразовывалась в выкупные платежи. При этом выкупные платежи увеличивались по сравнению с оброчной податью на 45%. Этот закон, вызванный к жизни чисто фискальными соображениями (необходимостью покрытия дефицитов в бюджете в связи с отменой подушной подати), представлял собой самый неприкрытый грабеж крестьян.

По закону 12 июня 1886 г. крестьяне обязаны были вносить выкупные платежи до 1931 г., после чего они должны были стать собственниками земли.

ЦГИА, ф. Главного комитета об устройстве сельского состояния, оп. т. XV, д. 87, 1875, л. 8.

2 См.: «Воспоминания Вл. Дебагория-Мокриевича». СПб., 1906.

Главная | Разное | Форум | Контакты | Доклады | Книги | Фильмы | Источники | Журнал |

Макарцев Юрий © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmaster at historichka.ru