Главная Форум Доклады Книги Источники Фильмы Журнал Разное Обратная связь

Другие проекты

Учителю истории


Чиновничество: численность, материальное и правовое положение

Оглавление

Введение .......... 3

Глава 1 Социальный статус .......... 7

1.1.Численность и образование .......... 7

1.2.Правовое положение .......... 13

Глава 2 Образ жизни .......... 24

2.1.Материальное положение .......... 24

2.2.Внешний вид .......... .26

Заключение .......... 32

Список используемых источников и литературы .......... 34

Введение

Многолетние труды русских историков утверждают, что немалое влияние на вопросы внутренней политики оказывали чиновники, но при этом чиновничество на сегодняшний день остается малоизученным. Из этого и вытекает научная обоснованность актуальности моей работы.

Чиновничество - высшее и среднее звено государственного аппарата представляется чиновничеством, т.е. лицами, состоящими на государственной службе и имеющими классный чин.

В понятие “чиновничество” включается собственно чиновничество, т.е. лица, имеющие классный чин и состоящие на службе в государственных учреждениях, а также канцелярские служители, занимающие аналогичное положение в правительственном аппарате и впоследствии получавшие классный чин.

К этому понятию в широком понимании слова можно отнести и некоторые категории лиц, не состоявших на государственной службе. К ним относятся лица, служившие по выборам в органах крестьянского общественного управления, выполнявшего прямые полицейские функции, а также члены земств и городских органов общественного управления, коль скоро и они, хотя бы частично, выполняли те или иные государственные задания.

По изучаемой мной теме нет большого количества литературы, которая посвящалась бы именно ей. Но есть достаточно много работ, посвященных проблемам самодержавия и различных аспектов жизни дворянства, в которых имеются некоторые сведения о российском чиновничестве XIX в.

В дореволюционный период работ посвященных изучению чиновников нет, это связанно с тем, что чиновничество в этот период было очень распространенно, что его изучение не требовалось.

В советской историографии первые работы относятся к 1960-1970-м годам, так что сведения, содержащиеся в них, возможно, могли быть отражены не совсем верно. Негативные моменты могли быть преувеличены, а положительные преуменьшены. Чиновничество в этих работах предстает как отдельная каста, которая самым непосредственным образом влияла на решение вопросов внутренней и внешней политики.

Ерошкин Н.П. в своей книге: «История государственных учреждений дореволюционной России» занимался проблемой государственного строя, государственного аппарата

В статье А. П. Корелина «Российское дворянство и его сословная организация (1961-1904 гг.)» показаны через призму дворянского корпоративного устройства основные тенденции эволюции высшего российского сословия и форм его классовой организации в период от падения крепостного права до начала первой русской революции.

В книге Зайончковского ««Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в.» обобщен фактический материал, раскрывающий природу самодержавной власти в России в XIX в. Анализируя многочисленные источники, автор характеризует все российское чиновничество – от низших чинов до высших политических деятелей, дает оценку деятельности чиновников.

В современной историографии впервые появляется литература, посвященная непосредственно проблеме чиновничества.

Наиболее фундаментальной является работа Л.Е. Шепелева «Чиновный мир России XVIII – н. XX вв.», в ней систематизирован и обобщен обширный историко-архивный материал о государственном чиновничестве Российской империи. Охватывается период от начала петровских преобразований до 1917 г. Подробно представлена система ведомств, коллегий, министерств и т.п. Перечислены функции различных государственных учреждений, рассказывается о должностях, титулах и званиях; о системе подчинения и должностных обязанностях чиновников всевозможных рангов.

В его же книге «Титулы, мундиры, ордена» рассказывается об истории возникновения и развития в России системы сословных и должностных чинов и званий, о гражданских, военных и придворных мундирах, о родовых гербах, об ордерных знаках и парадных одеяниях награжденных.

Авторы «Истории российской государственности» рассматривают основные компоненты государственности: форму государственного устройства и форму правления, государственный аппарат, чиновничество и организацию государственной службы, государственную идеологию. Цель книги – показать эволюцию Российской государственности на протяжении XIX-XX вв.

Цель - охарактеризовать состояние государственного аппарата, особенно категории лиц, обслуживающих нужды государства, начиная от высшей бюрократии и заканчивая рядовыми полицейскими и низшими служителями различных ведомств.

Задачи – показать на протяжении XIX в.:

  • 1. условия жизни чиновников;
  • 2. денежное содержание;
  • 3. внешний вид;
  • 4. численность чиновничества

Предмет – характеристика системы управления страной в XIX в.

Чиновничество играло большую роль в XIX в., в связи с этим и большое количество разнообразных источников, посвященная этой прослойке общества.

Главный по значимости является законодательный материал, сюда относятся: указы, законопроекты, постановления.

В моей работе в качестве законодательных источников использовалось «Российское законодательство X-XX вв.» Т 6. В данном томе опубликовано законодательство о государственных учреждениях: 1 января 1810 «Образование Государственного совета» «Общее учреждение министерств» от 25 июня 1811г.

Вторая группа источников – источники личного характера, это прежде всего дневники и воспоминания. Большое значение для изучения данной темы имеют воспоминания высших государственных чиновников.

«За кулисами политики» Мемуары литератора и чиновника Цензорного комитета Е. М. Феокристова «За кулисами политики и литературы». Охватывает период от 1848 до 1896гг. В поле зрения автора находятся события литературной, общественной и политической жизни, участником, которых он был. Феокристов дает интересные, неоднозначные характеристики наиболее выдающихся деятелей того времени.

Витте С.Ю. Мемуары принадлежат виднейшему государственному деятелю России к. XIX – н. XX вв. В бытность свою министром путей сообщения, а затем финансов, представителем Комитета и Совета министров, граф Витте стал очевидцем и участником ряда крупных исторических событий. Встречался со многими известными людьми: императором Александром III и Николаем II, с Воронцовым-Дашковым, Победоносцевым и другими, о чем интересно повествует в своей книге.

Хронологические рамки исследования охватывают практически весь XIX в., прежде всего времена правления четырех императоров: Александра I, Николая II, Александра II и Александра III. Указ Александра I «О правилах производства в чины и определения к должностям» от 1 августа 1801 г. является верхней хронологической рамкой, так как с этого времени начинаются первые указы относительно чиновничества в XIX в. Нижней границей исследования является 1894 г. – приход к власти Николая II.

При написании данной исследовательской работы были применены следующие методы:

  1. метод исторического анализа;
  2. метод исторического исследования;
  3. метод исторического сравнения.

Глава 1. Социальные показатели

1.1.Численность

Реорганизация государственного аппарата начала XIX в. потребовала общего значительного увеличения числа чиновников и повышение уровня их квалификации. Судя по материалам Герольдии, на 1807г. (время перехода от коллегии к министерствам) общее количество статских и военных чинов на гражданской службе составило примерно 25-30 тыс., в том числе чинов первых семи классов – 3.2, а первых пяти классов – 1.1 тыс. Для сравнения – в 1784 г., чинов первых пяти классов было всего 435, следовательно, за полтора следующих десятилетия их число возросло в 2 ½ раза.

Естественно, что должности во вновь образованных министерствах замещались, прежде всего, чиновники бывших коллегий. Указом Александра I от 1 августа 1801 г. «О правилах производства в чины и определения к должностям» предписывалось, «чтоб все места наполняемы были чиновниками самых тех классов, в коих местах сии по штатам положены », с отклонением в необходимых случаях не более чем в один класс от ранга должности. Однако эта норма на практике оказалась невыполнимой, поскольку чиновников требовалось гораздо больше, чем их в действительности существовало.

Общее усложнение функций государственного управления обнаружило крайне низкий уровень общеобразовательной подготовки большинства чиновников, некоторые были попросту малограмотны. Существует свидетельство того, что государственные (Заемный и Ассигнационный банки были тогда наполнены чиновниками, едва читать и писать умеющими; от многих требовалось только умение подписывать свое имя на ассигнациях) Одной из причин такого положения явилось то, что расширение армии в начале столетия отвлекло в ее ряды массу более образованной и материально лучше обеспеченной дворянской молодежи.

Решение проблемы повышения образовательного уровня чиновничества должны были решить опубликованные 24 января 1803 г. «Правила народного просвещения» (своего рода программа Министерства народного просвещения). Предполагалось, в частности, открытие в стране университетов, гимназий и различных училищ устранение тем самым препятствий к получению образования представителями всей свободных «состояний», прежде всего дворянством. А в связи с этим через пять лет все должности по гражданской государственной службе, требующие правовых и других специальных познаний, должны начать замещаться лишь лицами, окончивших курс обучения в казенных или частных учебных заведениях. Как предусматривалось законом, каждое из таких заведений давало своим выпускникам право на определенный чин (обычно с XIV по IX классы), с которого они могли начать классную службу.

Однако надежды на то, что возможность получить образование будет широко использована дворянством и лицами других сословий, не оправдывались

6 августа 1809 г. Александра I издал указ Сенату «О правилах производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках для производства в коллежские асессоры и статские советники». Вдохновителем и автором указа был известный государственный деятель М. М. Сперанский. В преамбуле указывалось, что главная причина низкой образованности чиновничества «есть удобность достигать чинов не заслугами и отличными познаниями, по одним пребыванием и счислением лет службы». Было признано необходимым установить, что производству в чин коллежского асессора (VIII класс) впредь могли подлежать лишь лица, имеющие высшее образование либо выдержавшие экзамен по установленной программе (помимо соответствующей выслуги лет).

Столь крутая мера вызвала и в целом, и в деталях неблагоприятный отклик современников. В частности, подверглась осуждению программа экзаменов.

Однако указ 1809 г. не стал достаточным стимулом для повышения образовательного уровня чиновничества. К тому же в скором времени возникла необходимость делать исключения из установленных правил ввиду того, что министры жаловались на затруднения в замещении должностей, и уже через три года после издания указа соблюдение его требований можно было считать исключением. Возникла необходимость пересмотра указа от 6 августа 1809 г. и определения более эффективных средств повышения образовательного уровня чиновничества.

10 апреля 1812 г. по указанию Александра I был образован особый комитет для «составления общих по всем частям гражданской службы, каких именно наук познание нужно, дабы, определив то, подвергнуть при производстве в чины экзамену, с сим сообразному» .

В результате принятых (в соответствии с «Правилами народного просвещения» 1803 г.) мер профессиональный состав государственных служащих расширился. К тем, кто занимал административно-распорядительные должности, добавились инженеры, учителя, библиотекари и музейные работники, врачи и другие. Как и прочие чиновники, они числились в штатах учреждений, получали чины и награды, носили мундиры, им назначались пенсии. Их доля в общей массе чиновником составляла около десяти процентов.

По нынешним представлениям штаты государственных учреждений начала XIX в. были невелики (министерский департамент нередко насчитывал два-три десятка классных чиновников), но в совокупности новая система учреждений требовала большего числа чиновников, чем их «досталось» от XVIII в. После завершения Отечественной войны и сокращения армии на гражданскую службу потянулись новые люди. С одной стороны, служить отечеству стало модно. Говоря точнее, стало модно числиться на службе, входить в число тех, кто считался представителем власти, имел чин и носил мундир.

Воцарение Николая I сопровождалось существенным усилением внимания властей к гражданской службе. Одним из импульсов к этому, естественно, послужило восстание декабристов. Николай I считал, что главной причиной восстания стало воспитание, полученное многими русскими дворянами от иностранцев, и, соответственно, слабое знание юношеством особенностей России. Император считал необходимым взять воспитание русского юношества под правительственный надзор. При этом Николай I выступал против пополнения состава служащих недворянами.

6 декабря 1826 г. Николай I распорядился об образовании особого комитета, основной задачей которого было выяснение, и предварительное рассмотрение первоочередных мер по улучшению государственного управления и сословной структуры страны. Комитет составили шесть особо приближенных к императору членов Государственного совета: граф В. П. Кочубей (председатель), граф В. И. Васильчиков, князь А. Н. Голицын, барон И. И. Дибич и М. М. Сперанский: правителем дел был назначен статс-секретарь Н. И. Бахтин. Активная и довольно результативная работа комитета продолжалась пять лет (в марте 1832г. он был упразднен).

Но надо заметить, что даже в наиболее реакционное время (конец 40-х - начало 50-х годов) многие студенты не принадлежали к дворянскому сословию.

По данным Министерства финансов, в начале 1830-х гг. на государственной службе в России находилось уже около 105 тысяч гражданских чиновников (возможно, с учетом и канцелярских служителей). Помимо того, к чинам гражданской службы фактически принадлежали те, кто служил «зауряд» — по выборам дворянских, городских и сельских обществ и получал содержание за счет соответствующих сословных организаций. В результате количество гражданских чиновников более чем вдвое превышало число военных и морских офицеров.

Существование такого количества гражданских служащих объяснялось обычно огромностью переписки, которую они вели. Переписка же эта была вызвана главным образом крайней централизацией управления, причиной которой было недоверие центральной власти к ее же агентам на местах и стремлением местных чиновников оградить себя от ответственности, переложив решение дел на центральные учреждения.

Инспекторским департаментом был составлен список гражданских чиновников империи, охвативший более 60 тысяч человек. Число канцелярских служителей в это время простиралось до 35 000. Вообще же в 1840—1850-е гг. количество чиновников возросло на треть. На этом этапе одним из источников пополнения их рядов было обедневшее дворянство.

К середине XIX в. государственная служба стала как бы наследственным (семейным) занятием для большого числа людей. Дети и внуки шли по стопам отцов и дедов, опираясь и на их опыт, и на их служебные связи. Кроме казенной службы многие из них не - имели другого приложения своему умению читать, писать и считать.

С отменой крепостного права множество людей, лишившись прежних доходов, ринулось на государственную службу (поскольку сфера частного предпринимательства к этому времени еще не получила развития). Естественно, на всех вакансий не хватало. Около трех тысяч человек в ожидании вакантного места служили сверх штата (так называемые причисленные), не получая жалованья (правда, они могли получать разовые вознаграждения).

Рост численности чиновников привлек внимание министра внутренних дел П. А. Валуева, он считал, что чиновничество ложиться тяжким бременем на казну, с чем нельзя не согласиться.

В апреле 1862 г. с резкой критикой организации гражданской службы выступил главноуправляющий Вторым отделением Собственной его величества канцелярии барон М. А. Корф. В представленной им в Совет министров записке он указывал на опасность того, что чины «... Человек, который мог бы с успехом заняться любимым ремеслом или промыслом, поступает на казенную службу и бедствует на ней десятки лет единственно потому, что эта служба ставит его на искусственные ходули в обществе и ласкает его воображение обманчивой картиной иногда отдаленных, но все -таки возможных повышений и отличий. Однажды предавшись этому влечению, однажды надев вицмундир, он с трудом снимет его и решится сесть за рабочий инструмент или прилавок. Редко решатся на то и сын, и внук его, и таким образом размножаются целые поколения самой несчастной породы нищих во фраке». Корф предлагал отказаться от производства канцелярских служителей в классные чины, предоставляя им, вместо этого за выслугу определенного числа лет права личного почетного гражданства. Александр II не поддержал это предложение, опасаясь, что его реализация могла бы только возбудить тревогу в умах многочисленного класса.

Однако недостаток вакансий не вел к повышению требований и улучшению качества гражданской службы. Причина этого заключалась, скорее всего, в общей косности государственного аппарата и сохранении системы чинов, делающей невозможным быстрое обновление состава служащих. Правда, законом от 3 мая 1871 г. правительство попыталось, наконец, воздвигнуть еще один образовательный барьер для претендентов на классную службу: для производства в низший классный чин теперь требовалось успешно сдать экзамен за курс уездного училища. Уровень знаний, дававшихся этими училищами, мог удовлетворить лишь требованиям службы на самых низких должностях. Но последующая выслуга чинов открывала путь к более высоким ступеням служебной лестницы.

Сколько было в России чиновников? По переписи 1897 г. (без Финляндии) с учетом внетабельного чиновничества — 435818 чел. Много это или мало? На рубеже XIX и XX в. на 1000 жителей приходилось во Франции 176 чиновников, в Германии — 126, в Соединенных Штатах Америки — 113, в Великобритании — 73, в европейской части России — 62 .

1.2.Правовое положение

По петровскому законодательству чины соответствовали занимаемым должностям, однако с течением времени это соответствие нарушилось и в XIX в. чины уже не были обусловлены занимаемой чиновником должностью. Вместе с тем лицо, занимающее должность, могло иметь чин не более как одним классом выше класса должности, и не более как двумя классами ниже класса должности. По общему правилу в первый классный чин производили только по выслуге определенного срока лет в звании канцелярского служителя. Срок этот существенно различался от сословия. Потомственный дворянин, окончивший курс средних учебных заведений, в качестве канцелярского служителя трудился один год, личный дворянин — четыре года, дети (по мужской линии) купцов 1 и 2-й гильдий — четыре года. Сыновья самих канцелярских служителей — 12 лет. В конце XVII в., чтобы дослужиться до III класса Табели о рангах, чиновнику требовалось 49 лет. Стремление дворян сократить срок службы на низших должностях породило практику записи дворянских детей на службу с детских лет (они числились в отпуске до завершения образования). С целью «омоложения» состава чиновников самодержавие пошло на ликвидацию двух ступеней служебной лестницы (закон 16 апреля 1811 г.) — XI и XIII классов. В 1856 г. были сокращены сроки выслуги лет в каждом чине, и отныне III класс Табели о рангах чиновник мог достигнуть за 39 лет.

Постепенно сложилась система чинопочитания, когда чувство личного достоинства уступило место достоинству положения в иерархии чинов и должностей. С екатерининских времен (вторая половина XVIII в.) в общественное сознание вошло правило «чин чина почитай». Одним из проявлений чинопочитания было титулование. В XIX в. такими общими титулами стали для I и II классов «Ваше высокопревосходительство», для III и IV классов — «Ваше превосходительство», для V класса — «Ваше высокородие», для VI— VIII классов — «Ваше высокоблагородие», для IХ—XIV классов — «Ваше благородие». Указанные титулы сложились постепенно на практике и законодательно были закреплены лишь в 1883 г.

При письменном сообщении использовались как общие, так и частные титулы. Например: Его превосходительству товарищу министра финансов тайному советнику №. В конце XIX в. частный титул по чину и фамилия стали опускаться. При личном обращении использовался только общий титул.

Положение в обществе, измеряемое классами чинов, получило значение главной жизненной ценности. В записке Николаю I «О народном воспитании» А.С. Пушкин писал: «Чины сделались страстью русского народа... В других землях молодой человек кончает круг учения около 25 лет; у нас он торопится вступить как можно ранее в службу, ибо ему необходимо 30-ти лет быть полковником или коллежским советником... Конечно, уничтожение чинов (по крайней мере гражданских) представляет великие выгоды; но сия мера влечет за собою и беспорядки бесчисленные, как вообще всякое изменение постановлений, освященных временем и привычкою».

Попытки ликвидировать Табель о рангах в XIX в. предпринимались неоднократно, но она благополучно дожила до Октябрьской революции 1917 года.

Русское законодательство второй половины XIX в. выдвигало несколько условий для поступления на государственную службу.

Во-первых, лицо, поступающее на службу, должно было быть подданным Российской империи. По общему правилу к занятию государственных должностей иностранцы не допускались. Исключения были сделаны для служащих ведомств народного просвещения, горного и почтово-телеграфного.

Во-вторых, согласно закону, льготы по происхождению при поступлении на службу имели дети потомственных и личных дворян, офицеров и чиновников (получивших личное почетное гражданство), дети священнослужителей православного и армяно-григорианского исповеданий, дети купцов первой гильдии и т.д. Все эти лица могли быть приняты на службу в первую очередь, даже если бы и не удовлетворяли некоторым другим условиям, например по образованию. Тем самым они имели привилегии при поступлении на службу в силу тех или иных заслуг своих предков.

Лица, не имеющие права на поступление на службу по своему происхождению, а таковыми были лица податных классов, могли получить это право по образованию. То есть лицо, имеющее свидетельство об окончании курса средних или высших учебных заведений, могло занимать должность в государственном учреждении. Лица, окончившие средние учебные заведения (гимназии, реальные училища и духовные семинарии) с золотыми и серебряными медалями, при поступлении на службу сразу зачислялись в нее с XIV классом. Прочие производились в этот чин Табели о рангах в сокращенные сроки. Лица, окончившие высшие учебные заведения (университеты, лицеи: Императорский Александровский, Демидовский юридический, училище правоведения, военно-учебные заведения, большинство институтов) получали чины, соответствующие ученой степени или званию, с которыми они кончили курс.

Согласно университетскому уставу 1884 года студенты, получившие на выпускных экзаменах диплом первой степени, при поступлении на службу утверждались в чине X класса, второй степени — в чине XII класса. В вузах, где сохранилась степень кандидата и звание действительного студента, — соответственно выпускники утверждались в X и XII классах. Выпускники Александровского лицея могли начать службу в IX классе Табели о рангах. Такие же права получали и выпускники училища правоведения. В отличие от выпускников других высших учебных заведений они были обязаны прослужить в ведомстве юстиции: обучавшиеся за свой счет — четыре года, обучавшиеся за счет казны — шесть лет.

Лица, получившие степень доктора наук, утверждались в чине VIII класса, а степень магистра — в чине IX класса (К концу XIX в. Формальным осталось требование получения воспитания в России. Не служило препятствием к службе различие в вероисповедании. Лишь для лиц иудейской веры сохранялись определенные ограничения. Перешедшие в православие не лишались права на государственную службу.

В соответствии со статьей 156 Устава о службе «на канцелярские и другие должности во всех правительственных и общественных учреждениях, где места предоставляются по назначению от начальства и по выборам, воспрещается прием женщин даже и по найму». Исключение было сделано для учебных и медицинских учреждений, почт и телеграфа, местных учреждений Государственного контроля, некоторых должностей в управлениях казенных железных дорог. При этом они не получали «каких-либо прав и преимуществ, государственной службой приобретаемых». И все же к концу XIX в. на государственной службе находилось более 38 тыс. женщин .

Важным условием принятия на службу являлся возраст. Законодательство устанавливало для поступления на службу минимальный возраст в шестнадцать лет, а причисленным к гражданской службе даже четырнадцать лет. Однако начало действительной службы считалось с момента достижения шестнадцатилетия. Существовали возрастные ограничения для занятия некоторых должностей.

Особые ограничения были установлены для незаконнорожденных, даже если бы они были воспитаны дворянами. Эти лица могли быть приняты на службу только при следующих условиях: 1) если бы они были предварительно записаны в податное состояние и потом уволены из него; 2) если они окончили курс в учебном заведении, аттестат которого дает право поступления на службу.

Одним из условий начала государственной службы являлось обладание гражданской честью. То есть лица, запятнавшие себя преступлениями или «порочным поведением», не могли быть приняты на службу. Такими лицами автоматически становились те, кто по суду был лишен всех прав состояния или некоторых прав и преимуществ. Существовали временные ограничения для лиц, вышедших или исключенных из духовного звания (для священников — на двадцать лет, для дьяконов — на двенадцать).

Наконец, с введением в 1874 г. всесословной воинской повинности, поступление на государственную службу оговаривалось предварительной службой в вооруженных силах,

Прошение о назначении на должность подавалось на высочайшее имя. Поскольку практически неосуществимо непосредственное назначение всех должностных лиц, подобное практиковалось лишь в отношении небольшой группы чиновников. Так, назначение и перемещение по должностям первых четырех классов совершалось высочайшими приказами и именными указами Правительствующему Сенату. При этом чиновники первых трех классов (должности членов Государственного Совета, сенаторы, члены Святейшего Синода, министры и главноуправляющие, равно как и их товарищи, члены комитета и совета министров, генерал-губернаторы и т.п.) назначались непосредственно императором. Чиновники IV класса (директора департаментов министров, обер-прокуроры Сената, прокуроры судебных палат, губернаторы) и некоторые чиновники V класса (вице-губернаторы, управляющие казенными палатами и т.п.) назначались императором по представлению министров. Император утверждал городские головы Петербурга и Москвы, а также губернских предводителей дворянства и академиков, хотя они на эти должности избирались. Чиновников V и VI классов назначал министр. Он же назначал всех чиновников в своем министерстве. Назначения на все прочие должности от VII до XIV классов производились соответствующими начальниками.

Чиновникам было запрещено занимать должности одновременно в разных ведомствах. Однако на практике подобное случалось по соглашению соответствующих руководителей. Допускалось оно и на основании высочайшего повеления. Запрещалось также занимать должность в учреждении, если родственник чиновника являлся руководителем данного учреждения.

Ст. 705., Устава о службе перечисляла качества каждого лица, претендующего на должность: «1) здравый рассудок; 2) добрая воля в отправлении порученного; 3) человеколюбие; 4} верность к службе Его Императорского Величества; 5) усердие к общему добру; 6) радение о должности; 7) честность, бескорыстие и воздержание от взяток; 8) правый и равный суд всякому состоянию и 9) покровительство невинному и скорбящему».

Поступление на службу устанавливало особые отношения чиновника с верховной властью, от имени которой ему пришлось бы действовать. Поэтому все служащие при первом поступлении на службу были обязаны принести присягу главе государства. Ее содержание было тождественно с текстом общей верноподданнической присяги. Независимо от общей присяги, уставы отдельных учреждений и ведомств требовали принятия специальной присяги (члены Государственного Совета, судьи и т.д.).

Кроме присяги, все чиновники, определяемые к должности, обязаны были дать подписку в том, что они не принадлежали и не будут принадлежать к каким-либо тайным обществам.

Довольно подробно регулировались законодательством права и обязанности служащих и их взаимоотношения.

Законодательство предусматривало право служащих на защиту их безопасности и достоинства. С 1878 г. была изменена подсудность дел служащих. Их дела были изъяты из ведения окружных судов с участием присяжных заседателей и переданы судебным палатам. Закон предоставлял должностному лицу защиту в интересах службы, ограждал его от насилий и оскорблений. Служащие имели право требовать выполнения своих распоряжений. Если они при этом встречали сопротивление и неповиновение, то закон квалифицировал эти действия как преступления против порядка управления. Если над чиновником совершались насильственные действия или угрозы его жизни в целях удержать его от исполнения возложенных на него обязанностей, то состав преступления определялся тем, что преступник имел в виду не оказание неуважения должностному лицу, а тем, что воспрепятствовал чиновнику исполнить его обязанности. Наказанию подлежало даже «оказание неуважения к присутственному месту во время его заседания... словами или действием, или в бумаге, поданной в это место» . Преследовалось также «составление, подкидывание и распространение ругательных писем, сочинений или изображений, оскорбительных для управлений или должностных лиц».

Законодательство регулировало чрезвычайно тонкий вопрос о законности приказа начальника. Чиновник был вправе не исполнять приказ, если он счел его противным интересу верховной власти. Тогда он был обязан доложить о содержании приказа высшему начальству, а, в крайнем случае, императору. Согласно Уложению о наказаниях, «начальник, который прикажет, или же угрозами или обольщениями или иным образом склонит или побудит подчиненного сделать в круге действий его по службе что-либо противное законам, подвергается за сие самое высшей мере определенных за то противозаконное дело наказаний» . Исполнивший такое распоряжение подчиненный также подлежал наказанию, но в меньшей мере.

Согласно статье 711 никто из служащих в исполнении возложенных на него обязанностей не должен смотреть ни на какое лицо, ни на какие предложения, а тем менее на партикулярные письма, хотя бы от первейших лиц в государстве. Чиновник в своей деятельности должен был руководствоваться только законом.

Бездействие должностных лиц, равно как и превышение власти подвергались наказанию. Уголовному преследованию подлежали небрежное обращение с казенным имуществом, растрата или присвоение денежных сумм или имущества, служебные подлоги, взяточничество или вымогательство.

Статья 665 Устава о службе запрещала все так называемые, приношения начальствующим лицам от обществ и сословий, как в совокупности, так и отдельно, под каким бы то видом не было, в изъявление благодарности путем денежных пожертвований, вещами, адресами, выставлением в публичных местах портретов и т.п.

Чиновник был обязан хранить государственную тайну и раскрытие ее приравнивалось к государственной измене. Он не имел право без разрешения начальства публиковать в печати какие-либо сведения, касающиеся внутренней и внешней политики Российской империи (статья 727). Особенно карался ущерб, который чиновник мог нанести своим действием или бездействием территориальной целостности Отечества. Согласно Уголовному уложению «уполномоченный России, виновный в действиях, направленных к заключению договора с иностранным правительством заведомо во вред России, или в дипломатических с иностранным правительством переговорах, клонящихся заведомо ко вреду России», наказывался каторжными работами (статья 116). Та же участь ждала виновного в сокрытии или порче (подлоге) документа, служащего заведомо доказательством права России по отношению к иностранному государству, равно в повреждении или перемещении пограничного знака или ином искажении линии государственной границы с целью предания иностранному государству части России (статья 117).

Чиновник не имел права самостоятельно покинуть место работы или уйти даже после увольнения, не сдав своей должности заступающему на его место.

Закон требовал от начальства наблюдать за поведением и обхождением своих подчиненных и побуждать их к добродетелям и похвальному любочестию, удерживая от безбожного жития, пьянства, игры и обманов. Если чиновник, по убеждению начальства, был неспособен добросовестно исполнять возложенные на него обязанности, был неблагонадежен или совершил поступок, о котором начальство хотя и знало, но доказать не могло, то он мог быть уволен вышестоящим должностным лицом даже без его просьбы и объяснения мотивов такого решения.

Чиновникам, состоящим на государственной службе в должностях первых трех классов, директоров департаментов и канцелярий министерств и равных им учреждений, начальников главных управлений, губернаторов, начальников областей и градоначальников, и также поименованных в специальных ведомственных списках, утвержденных императором, запрещалось участвовать в учреждении железнодорожных, пароходных, страховых и иных торговых и промышленных товариществ (акционерных обществ и т.п.), Лица, которые нарушили это правило были обязаны оставить службу. Если в трехмесячный срок они не подали прошение об отставке, то они автоматически увольнялись от службы (статьи 734—742 Устава о службе).

Чиновники, исключенные со службы по суду, не могли быть вновь приняты на государственную службу. Чиновники, уволенные со службы по распоряжению государя за предосудительные поступки, не могли вновь поступить на службу без его разрешения. Чиновники, уволенные за «дурное поведение», могли быть восстановлены на ней не менее чем через два года и не иначе как по предъявлению свидетельств о добропорядочном поведении, Такие свидетельства для чиновников из дворян подписывал губернский предводитель дворянства, для чиновников не из дворян — начальник местной полиции.

За беспорочную службу чиновник мог быть поощрен: высочайшим благоволением, чином, орденом, назначением аренд и пожалованием земли, подарком от высочайшего имени, единовременной денежной выдачей (денежным пособием).

Чиновник в России мог подать в любое время прошение об увольнении со службы. Закон позволял просить об увольнении по домашним и другим обстоятельствам.

Глава 2 Образ жизни чиновников

2.1.Материальное положение

Гражданская служба стала для многих необходимым, иногда единственным источником существования. Однако надежды на приемлемое жалованье не оправдывались. Финансы страны были расстроены до такой степени, что сколько-нибудь достаточная оплата труда чиновников была невозможна (за исключением высших должностей), и власти открыто признавали это (см. таблицы 1 и 2).

Таблица 1 Штат департамента внутренних дел.*

Чин Число людей Годовое жалование в руб.
одному всем
Директор 1 3000 3000
При нем бухгалтер 1 1500 1500
Начальник экспедиции 4 2000 8000
В каждой экспедиции:
Столоначальников 2 1200 2400
Помощников старших 2 1000 2000
Помощников младших 2 750 1500
   В четырех экспедициях 28   31600
Стол содержания журналов
Начальник стола 1 1200 1200
Помощников 2 750 1500
Стол секретной переписки на Российском и иностранных языках
Начальник стола 1 1500 1500
Помощник старший 1 1000 1000
Помощник младший 1 750 750
Министерский архив
Начальник архива 1 1200 1200
Помощников 2 750 1500
Писцов при всех экспедициях 8 3000

* «Российское законодательство X-XX в.» под. Ред. Чистякова Т 6 с. 141

Вообще, типичным является бюджет, где расходная часть - 25-30 рублей, а доходная - 260 рублей в месяц. Это бюджет чиновника не бедствующего, но живущего очень скромно. Основной статьей расходов здесь является оплата за квартиру, представляющую собой каморку за перегородкой со всеми удобствами (отоплением и освещением).

Результатом были и недовольство чиновников, и малопроизводительная работа, и взяточничество. Взяткодатели считали умеренное «подношение» чиновнику делом справедливым и естественным — дополнительным вознаграждением за малооплачиваемый труд.

Взятка во многих случаях выплачивалась не за нарушение закона, а, наоборот, за следование ему и ускорение дела. Конечно, официально взятка никогда не оправдывалась и бичевалась как законом, так и сатирой. Однако в большинстве случаев она оказывалась неуловимой. Разлагающее влияние взятки на государственный аппарат и все русское общество как тогда, так и позже было огромно.

Иной ситуация была для высших должностей: на рубеже XIX и XX вв. член Государственного Совета получал примерно 20 тысяч рублей, министр — до 18 тысяч (министр внутренних дел — свыше 24 тысяч), директор департамента — свыше 8 тысяч рублей, губернатор — от 5 до 8 тысяч рублей, профессор университета —- до 3 тысяч рублей, учитель гимназии — 900 рублей, уездный врач — около 500 рублей, квалифицированный рабочий примерно 350 рублей, городовые — от 140 до 180 рублей.

Многие из чиновников, в основном чины с VIII и выше, владели какой-либо собственностью.

Чиновник имел право на содержание и вознаграждение, на защиту своей безопасности и достоинства, на разные почетные преимущества.

Уже при определении к службе чиновник мог получить так называемые «прогонные деньги» на проезд и «подъемные» на обзаведение по месту службы. Содержание служащего состояло из жалования, столовых денег, средств на покупку или аренду квартиры. Ему могла быть предоставлена казенная квартира. Назначение содержания и его размер определялись чином, должностью или особыми распоряжениями начальства. В основном содержание полагалось по должности вне зависимости от лица, его занимающего. Более того, размер содержания определялся штатом, установленным для каждого ведомства и учреждения. Все остальные основания являлись исключениями из этого общего правила.

Во второй четверти века, по данным министра финансов Е. Ф. Канкрина. «содержание чиновников, как губернских, так и столичных... получало неоднократно значительное улучшение и в настоящее время... нельзя бы жаловаться на скудость содержания», по крайней мере «в местах министерского управления». Проблему Канкрин усматривал в стремлении государственных служащих низших рангов равняться в образе жизни на своих более обеспеченных коллег старших рангов. Как он считал, в России, «к крайнему сожалению и большому вреду для государства и народа», еще не установилось, как на Западе, необходимой «постепенности определительности в образе жизни между разными классами служащих и неслужащих», умения достойно вести скромный образ жизни .

Иной виделась ситуация Ю. А. Гагемейстеру - крупному экономисту и чиновнику финансового ведомства. Им в 1856 г. было проведено сравнение расходов на содержание внутреннего управления в четырех европейских странах. Получалось, что в России, при значительно большей территории и численности населения, эти расходы оказались значительно меньше (в млн. руб.):

Таблица 3 «Расходы на содержание внутреннего управления в европейских странах»*

  По ведомству внутренних дел По ведомству юстиции
Россия 8.7 3,5
Австрия 18 12
Франция более 30 6.5
Пруссия 40 9

*Шепелев Л.Е. «Чиновный мир России XVIII-н.XX вв.» с. 121

Из окладов чиновников ежегодно делались вычеты в пользу пенсионного капитала. Вычеты могли последовать по частным долгам и взысканиям, а также по штрафам, казенным начетам и т.п. Находясь на службе в отдаленных местностях империи, чиновник после пяти лет службы получал специальную надбавку к жалованию.

Чиновник имел право на отпуск от одного до четырех месяцев. Правда, отпуск свыше двух месяцев не оплачивался. Отпуск с сохранением содержания до шести месяцев полагался только служащим в Приамурском генерал-губернаторстве.

Отставной чиновник имел право на пенсию. В случае его смерти пенсию получали вдова и дети. Общий срок выслуги составлял 35 лет (учитывалась только действительная служба). В этом случае он получал пенсию, равную полному окладу. Выслуживший 25 лет получал пенсию в половину оклада. Впрочем, прослужившие 25 лет в ученой или учебной сфере также получали пенсию, равную окладу. Если чиновник испрашивал при отставке следующий чин, то терял право на пенсию.

2.2.Внешний вид

История гражданского мундира (точнее, мундира статской службы) начинается в 1784г., когда были установлены губернские мундиры. Затем в 1799г. Мундиры были введены для чиновников Коллегии иностранных дел.

В октябре 1800г. Был утвержден новый мундир Московского университета: Кафтан цвета темно-зеленного; камзол и исподнее платье белое; воротник и обшлага на кафтане малиновые; пуговицы белые – в одной половине с гербом империи, а с другой с атрибутами учености. В 1804г. Мундир университета был снова пересмотрен: кафтан стал темно-синим со стоячим малиновым воротником.

В декабре 1801г. Мундир получили сенаторы (члены Правительствующего сената), точнее, два мундира: один праздничный, а другой для повседневного употребления. Оба они должны были быть из красного сукна, на красной шелковой подкладке, со стоячим воротником (что оговаривалось впервые) и обшлагами из зеленого бархата. Праздничный кафтан имел золотое шитье по бортам, на воротнике и обшлагах. Вседневный, т.е. виц-мундир, не имел бортового шитья. Камзол и штаны полагались белые суконные.

В июле 1802г. Был утвержден мундир Дерптского университета из темно-синего сукна с воротником и обшлагами из черного бархата, с желтыми пуговицами и с вышитыми золотыми петлицами на воротнике и обшлагах, указывающего на старшинство должностей.

В апреле 1803г. Введены мундиры в Лесном корпусе. Мундир имел темно-зеленый цвет, зеленый бархатный воротник и обшлага, вокруг обложенные красным шнурком (кантом), косые карманы и серебряное шитье. По полноте шитья различались пять рангов должностей.

Перечисленные случаи установления ведомственных мундиров, выявили наиболее важные их особенности, характерные и для всего последующего времени существования этих мундиров:

  1. Отказ от фасона XVIII в. И установление нового – «французского» - образца со стоячим воротником, однобортного, с вырезом юбки спереди (наподобие фрака).
  2. Цвета мундиров: красный, который стал, исключительной привилегией сенаторов, темно-зеленый (основной) и темно-синий (для учебных и ученых ведомств).
  3. Различные цвета воротников и обшлагов у мундиров (суконные или бархатные) для обозначения их ведомственной принадлежности.
  4. Наличие золотого или серебряного шитья особого для каждого ведомства рисунка и различного по полноте в зависимости от ранга чиновника.
  5. Соответствие мундира рангу должности, а не рангу чина.

В последующие 30 лет мундиры были постепенно введены во всех ведомствах. В Своде законов Российской империи издания 1832г. говорилось, что каждый классный чиновник имеет право носить мундир, должностью и званием присвоенный. У должностных лиц первых трех классов, помимо парадных мундиров, появились виц-мундиры с упрощенным шитьем. У прочих функцию виц-мундиров выполняли мундирные фраки, получившие распространение с 1826г.

Закон 27 февраля 1834г. обобщил сложившуюся практику оформления гражданских мундиров и впервые свел все мундиры в единую систему с общим порядковым обозначением рангов должностей. Для большинства ведомств была введена десятиразрядная градация должностей, которой соответствовало шитье на парадном мундире. Наиболее полным было шитье 1-го разряда: на воротнике, обшлагах, карманных клапанах и под ними, по бортам и полам мундира, под воротником на спине, сверху заднего разреза, а так же по основным швам; 2-й разряд не имел шитья по швам; 3-й лишался также шитья под воротником (по бортам и полам у 2-го и 3-го разрядов ширина шитья сокращалась); 4-й разряд имел шитье только на воротнике, обшлагах и карманных клапанах; 5-й только на воротнике и обшлагах; 6-й имел там же половинное (в половину длины) шитье; 7-й половинное шитье на воротнике и шитый кант на обшлагах; 8-й не имел канта на обшлагах; 9-й имел шиите канты на воротнике и обшлагах; 10-й только кант на воротнике.

Атрибутом государственной службы была шпага, которая носилась с парадным мундиром и виц-мундиром.

В составе форменной одежды гражданских чиновников предусматривался также сюртук.

Были установлены семь комбинаций разных компонентов форменной одежды и случаи, когда каждая форма должна носиться. Формы одежды были: парадная, праздничная, обыкновенная, будничная, особенная, дорожная и летняя. В 1845г. отдельным изданием было выпущено Расписание, в какие дни, в какой быть форме объемом 13 страниц.

Парадная форма для первых пяти разрядов состояла из мундира и белых суконных или казимировых штанов до колен с белыми шелковыми чулками и башмаками с пряжкой. Могли надеваться и белые суконные брюки с сапогами. Для пяти последних разрядов полагались при мундирах под цвет оных суконные панталоны сверх сапогов. Ношение парадной формы было обязательно во всех присутствующих местах во время заседаний.

Важным дополнением парадной формы была треугольная шляпа с небольшими серебряными кистями по углам и петлицей с пуговицей, одинакового цвета с шитьем мундира. Чинам I-V классов петлица полагалась витая, прочим – из гладкого позумента. Под петлицей помещалась кокарда (в виде розетки) из черной шелковой ленты с оранжевой и серебряной полосами.

Виц-мундир, мундирный фрак и сюртук шились из того же сукна, что и мундиры, и имели сходные с ними по материалу и цвету воротники, обшлага и пуговицы. Исключением был виц-мундир сенаторов – темно-зеленого (а не красного, как это предусматривалось законом 1801г.) сукна с темно-зелеными же бархатным воротником и обшлагами. На воротнике предполагался «один только шитый кант» особого рисунка. Фраки с отложным воротником по цвету мундирного или же черным бархатным, без шитья в составе формы 4-го и ниже разрядов выполняли функцию виц-мундира. Сюртук полагался всем вообще гражданским чиновникам для дороги и при производстве следствий на открытом воздухе. Он мог надеваться как поверх мундира, так и взамен него (в последнем случае полагалось надевать черный шелковый галстук). Сюртук был однобортным, с восьмью мундирными пуговицами, со стоячим суконным воротником по цвету мундирного (без шитья), имел полную юбку (без выреза спереди). Фрак дополнялся круглой высокой черной шляпой с полями, а сюртук – фуражкой одинакового с ним цвета, с суконным околышем цвета воротника. Таким образом, мундирный фрак и сюртук не имели по разрядам и как самые демократичные и относительно дешевые компоненты форменной одежды получили в последующем широкое употребление.

Обычно при приглашении на разного рода совещания, церемонии или праздники в соответствующих повестках оговаривалось (разъяснении общих правил), в какой форме одежды следует быть. А указание на форму позволяло отчасти судить о том значении, какое придавалось мероприятию.

8 марта 1856г. ведомственные мундиры подверглись модернизации, сущность которой сводилось к замене мундира «французского» образца (с вырезом юбки спереди) полукафтаном с полной юбкой. Цвет мундирного сукна, воротников и обшлагов, а также шитье сохранялись прежними, без изменений. Сохранялись так же мундирные фраки и сюртуки (двубортные, преимущественно для командировок вне города). Последние имели теперь отложной воротник такого же цвета, как и мундиров, и могли носиться как застегнутыми доверху, так и с открытым воротом (подобно фракам), что делало их более удобными в носке. Чиновникам всех ведомств не входящих в состав присутствий, было разрешено «являться в должность в мундирных фраках или в …сюртуках». Белые штаны до колен оставлялись лишь для балов. В составе парадной формы одежды их заменили белые брюки с галуном.

Годом раньше треугольные шляпы получили различия в своем оформлении, позволяющие отличить лиц, имевших чины I-II, III-IV, V и прочих классов. Такое разделение шляп сохранялось и позже, несмотря на некоторые изменения различия (галунов, лент, цвета петлицы). В конце XIXв. в состав гражданской формы одежды была введена черная мерлушковая шапка.

В 1890-е гг. в судебном, удельном и некоторых других ведомствах сюртук получает роль второго, наиболее употребительного мундира. Вводиться еще один компонент форменной одежды гражданских чиновников – тужурка (короткое пальто).

Еще законом 27 февраля 1834г. предусматривались исключения из общеустановленной им же системы гражданских мундиров. Некоторые ведомства и группы чиновников сохраняли мундиры, несколько отличавшиеся по фасону и имевшие не десятиразрядное шитье. К ним относились мундиры ведомства благотворительных учреждений императрицы Марии Федоровны и так называемые мундиры военного покроя, которые были установлены, в частности, для инженеров горного ведомства и высшей губернской администрации. Последние были подобно мундирам гражданских (классных) чиновников военного ведомства.

Фасон мундира военного покроя со временем менялся вслед за изменением мундиров классных чинов военного ведомства. Отличия мундиров военного покроя от общегражданских сводились к тому, что первые могли быть двубортными, иметь канты по краям бортов и отвороты на фалдах, обшлага их могли дополняться клапанцами. Поскольку пятиразрядного шитья, принятого в армии, было недостаточно для обозначения всех рангов должностей, шитье это и в военном, и в гражданском ведомствах дополнялось продольными и поперечными погонами (из золотого или серебряного галуна) либо звездочками трех размеров на передних концах воротников мундиров, сюртуков и шинелей, указывавшим на чин обладателя мундира.

Количество ведомств, имевших мундиры военного покроя, увеличилось в 1867г. в связи с демилитаризацией особых корпусов горных инженеров, инженеров путей сообщения, лесного и межевого, а также телеграфного ведомств. Все бывшие генералы и офицеры корпусов получили на мундиры и сюртуки погоны гражданского образца (около 4 см. шириной) со следующей системой обозначения классов чинов посредством обозначения продольных просветов в галуне погон и звездочек (трех размеров) в контр-цвет галуну.

Лица, относящиеся к первым пяти классам, имели цветную подкладку шинелей, варьировавшуюся по ведомствам: в телеграфном она была желтой, в путейской – зеленой, в ведомстве внутренних дел – красной. Цвету подкладки соответствовал цвет лацканов и канта по борту, воротнику и обшлагам.

28 июня 1869г. согласно распоряжению императора, на мундирах военного покроя плечевые погоны отменялись, а замен оных значки для отличия чинов переносились на воротники мундиров, виц-мундиров и галунные клапаны сюртуков. На воротниках (их передних концах) звездочки помещались прямо на шитье; воротниковые же клапаны имели вид уменьшенных погон.

С начала 1876г. Погоны на мундирах военного покроя стали появляться снова. В декабре 1885г. Они опять были заменены клапанами, какие были установлены в 1869г. Получила распространение так называемая арматура – металлические эмблемы ведомств на головные уборы и клапаны. После 1894г. Погоны (продольные и поперечные) вновь получают распространение (с сохранением суконных или бархатных клапанов на воротниках без звездочек), причем не только на мундирах военного покроя, но и в составе общегражданской формы одежды. Возвращение погон объяснялось в официальных документах тем, что распространением форменного обмундирования в частных и общественных учреждениях в глазах массы городского и в особенности сельского населения внешним признаком правительственной власти является не всякая форма, а снабженная погонами.

Заключение

Данные о положении, численности, составе и внешнем виде чиновничества в XIX веке дают возможность сделать некоторые выводы.

Государственный аппарат на протяжении XIX века чрезвычайно вырос. Число чиновников с учетом роста населения увеличилось почти в 7 раз. Отсюда можно сделать вывод о том, что государственные расходы на содержание различных чиновников сильно выросли, но не только из-за увеличения численности, но и из-за увеличения выплат чиновникам и постоянной смены форменной одежды.

Сословные рамки в этот период несколько расширялись, т.к. по уставу 1804 года доступ в университеты был открыт для лиц всех сословий, а следующий устав 1835 года хотя и ставил своей задачей сделать университеты доступными в основном для детей дворян, но не устанавливал прямого запрещения для поступления в них лиц других сословий, кроме детей крепостных.

Но надо заметить, что даже в наиболее реакционное время (конец 40-х - начало 50-х годов) многие студенты не принадлежали к дворянскому сословию.

Служить отечеству стало модно. Говоря точнее, стало модно числиться на службе, входить в число тех, кто считался представителем власти, имел чин и носил мундир.

Государственная служба оплачивается денежным жалованьем. Ушедшие со службы по старости и болезням чиновники получали значительные пенсии.

До н. XIX в. чиновникам в России для получения того или иного чина и должности не требовалось никакого образовательного ценза. Закон 24 января 1803 и указ 6 августа 1809, потребовали от чиновников определенного уровня образования. Указ 1809 устанавливал, что чиновники при производстве в 5-й и 8-й классы должны представить свидетельство об окончании университета или выдержать ряд экзаменов в специальной комиссии. Эти меры имели определенные результаты.

Законы XIX вв. так же установили сроки производства в чины. Перевод в каждый следующий чин обусловливался пребыванием в предыдущем определенного числа лет, которое могло быть сокращено за отличия по службе. До 1850 сроки службы в каждом чине были различны для лиц разного социального происхождения и подразделялись на 3 разряда.

Наиболее льготные условия чинопроизводства (по 1-му разряду) предоставлялись дворянству. Но постепенно шел процесс установления единых сроков службы.

Получение чина давало право для назначения на определенный круг должностей. В штатных расписаниях всех ведомств указывалось, какому чину или чинам соответствует каждая должность. Имели место, однако, и случаи назначения на должность более высокого класса, чем имевшийся чин.

В XIX в. мундир становиться неотъемлемой частью жизни чиновников. В зависимости от ведомства и должности чиновника, мундир имел те или иные отличия. Так же следует отметить, что правильный выбор форменной одежды (кроме повседневной) во многих случаях оказывался настолько сложным, что требовал от чиновников обращения к тексту законов или совету более опытных сослуживцев.

Список используемых источников и литературы:

Источники:

1. Витте С.Ю. «Избранные воспоминания 1849-1911» М.1991г. 720 стр.

2. «За кулисами политики 1848-1914» Составил А. Либерман М. 2001г. 560стр.

3. «Российское законодательство X-XX вв.» Под редакцией Чистякова А.М. Том 6 432 стр.

Литература:

4. Ерошкин Н.П. «История государственных учреждений дореволюционной России» М.1968г. 368 стр.

5. Зайончковский П.А. «Правительственный аппарат самодержавной России в XIXв.» М.1978г. 288стр.

6. История России часть 2 «Расцвет и закат Российской Империи (XIX-н.XXв.) М.1994 г. 240 стр.

7. Корелин А.П. «Российское дворянство и его сословная организация» // ИССР № 5 1971 г.

8. Коржихина Т.П., Сенин А.С. «История российской государственности» М.1995г. 352стр

9. «Советская историческая энциклопедия» гл. редактор Жуков Е.М. М.1976г. 502 стр.

10. Шепелев Л.Е. «Титулы, мундиры, ордена» М.2004г. 424 стр.

11. Шепелев Л.Е. «Чиновный мир России XVIII-н.XX вв.» СПБ 1999г. 480 стр.

Автор: Денисова Екатерина Сергеевна

Главная | Разное | Форум | Контакты | Доклады | Книги | Фильмы | Источники | Журнал |

Макарцев Юрий © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmaster@historichka.ru