Главная Форум Доклады Книги Источники Фильмы Журнал Разное Обратная связь

Другие проекты

Учителю истории


Политика СССР в ЮНЕСКО в 1980е гг.

Оглавление

Введение .......... 3

Обзор источников .......... 5

Историографический обзор .......... 6

Глава I. Финансовые вопросы

§ 1. Финансовая политика США в ЮНЕСКО. Выход США из Организации .......... 8

§ 2. Реакция СССР на выход США из ЮНЕСКО. Финансовая политика СССР .......... 10

Глава II. СССР и развивающиеся страны в рамках ЮНЕСКО .......... 17

Глава III. СССР и социалистические страны в рамах ЮНЕСКО .......... 21

Глава IV. Споры о политизации ЮНЕСКО .......... 24

Глава V. Изменение позиции СССР .......... 29

Заключение .......... 33

Список использованной литературы .......... 35

Введение

ЮНЕСКО (Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры) является «органом широкого международного сотрудничества», как часто говорили в своих выступлениях представители национальной комиссии СССР в Организации. Однако, в действительности, к середине 80-х годов ЮНЕСКО вступила в полосу кризиса, которой был связан с выходом США, а затем Англии и Сингапура из состава Организации. Этот кризис удалось преодолеть лишь к концу 1980-х-началу 1990-х годов. Исходя из этого, временные рамки доклада охватывают период 1980-х годов, так как целью данной работы было выявление связи основных принципов и направлений в политике СССР в рамках ЮНЕСКО с решением западных держав покинуть Организацию. Одновременно предполагалось рассмотреть отношение официальных представителей СССР в ЮНЕСКО к этому событию, его влияние на дальнейшую политику Советского Союза в Организации, а также предложенные СССР реформы для выхода Организации из затруднительного положения. Источники, относящиеся к обозначенному периоду, позволяют с одной стороны выявить все противоречия между СССР и США, достигшие своей кульминации к 1985 году, когда США окончательно покинули ЮНЕСКО, а с другой, отследить эволюцию взглядов представителей СССР по данному вопросу, поворотной точкой которой стал 1989 год.

Исходя из цели данного доклада, можно обозначить следующие задачи исследования: выявления в рамках ЮНЕСКО основных противоречий между СССР и США и их связи с решением последних о выходе, рассмотрение основных направлений и методов борьбы между СССР и США в течение данного периода, и особенно на протяжении 1984 года (когда вопрос о том, что США могут покинуть Организацию стал главным на повестке дня), изучение полемики между державами и определение оправданности их взаимных обвинений, рассмотрение эволюции взглядов Советского Союза на этот счет и ее причин.

Структура данного доклада соответствует его цели и задачам, в частности первая глава разбита на две чести, в первой из которых описываются главные события, произошедшие в ЮНЕСКО в 1980-е годы в ЮНЕСКО, основные методы давления США на Организацию и соответственно причины ее кризиса. Во второй части говорится о контрмерах СССР, его отношении к обозначенным вопросам и предложенных им реформах. Главы вторая, третья и четвертая посвящены рассмотрению основных причин острых разногласий между СССР и США в рамках ЮНЕСКО и влияния политики Советского Союза на выход из нее США. При этом в четвертой главе дается также описания полемики между державами по основным вопросам. И глава пятая посвящена эволюции взглядов Советского Союза на этот счет и ее причинам.

Следует также отметить, что, рассматривая тему кризиса ЮНЕСКО, нельзя не сказать о ее актуальности, так как ни для кого не секрет, что в данный момент вся система ООН подвержена острой критики, и ее руководство пытается предпринять определенные меры для того, чтобы оздоровить обстановку и заставить Организацию лучше соответствовать поставленным целям. ЮНЕСКО, как часть системы ООН, также принимает в этом активное участие. Исходя из этого, интересно взглянуть на причины и последствия кризиса 1980-х с точки зрения опыта, который был получен Организацией и возможности его применения в сложившейся на данный момент ситуации.

Обзор источников

Источниками для данной работы послужили выступления членов делегации СССР на сессиях Генеральной ассамблеи и Исполнительного совета ЮНЕСКО, письма национальной комиссии СССР по делам ЮНЕСКО Генеральному директору Организации, коммюнике Координационных совещаний социалистических стран и тексты их заявлений, а также другие официальные документы, относящиеся к деятельности СССР в составе ЮНЕСКО в рассматриваемый период. Все они были изданы в двухтомном сборнике «СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987»[1], вышедшем в Москве в 1989 году. То, что в сборник вошло так много текстов разного характера, позволяет, сравнивая их, вычленять основные принципы политики Советского Союза в обозначенный период, многие из которых излагались в той или иной мере в каждом документе, с одной стороны. И с другой - выявлять те предложения, вносимые СССР, которые лишь отвечали на злобу дня и могли вскоре меняться, нередко уступая место противоположным по смыслу.

Что касается текстов самих документов, то при их источниковедческом анализе требовалось исходить из того, что все они являются документами дипломатического характера, то есть настоящие цели тех или иных действий СССР чаще всего в них не оговаривались и могли подменяться другими более популярными среди мировой общественности. К тому же выступления представителей СССР были направлены, главным образом, на то, чтобы оказать эффект на аудиторию, убедить ее своими доводами, поэтому многие из документов были пропагандистскими по сути. Следовательно, легко предположить, что некоторые факты в них могли несколько искажаться. Однако то, что они представляют собой выступления официальных представителей СССР на сессиях Исполнительного совета или Генеральной ассамблеи, где делегаты других стран, в основном, были также хорошо осведомлены о ситуации, исключает явную ложь или сильные преувеличения.

Стоит также отметить идеологическую направленность многих рассмотренных документов, где критика стран Запада, главным образом, США, во многом исходила не из представлений о реальной ошибочности их действий, а из положения о том, что внешнеполитическом курс любой империалистической страны является по сути неправильным и агрессивным.

Тем не менее, несмотря на обозначенные выше замечания, описанные документы представляют собой достаточно обширную источниковую базу для исследования темы данной работы.

Историографический обзор

Историография по данной конкретной теме, касающейся политики СССР в ЮНЕСКО в связи с выходом США из Организации, практически отсутствует, очевидно, в связи с тем, что описываемые событии произошли относительно недавно. Однако ряд исследователей затрагивает эту проблему в своих работах посвященных ЮНЕСКО в целом или вообще всей системе ООН.

Что касается первого типа исследований, то достаточное их количество вышло в Советском Союзе в связи с 40-летием Организации, примером может послужить книга Г.В. Уранова «ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности»[2]. В первой главе своей работы исследователь приводит краткую историю Организации, в которой главное внимание уделяется именно проблемам кризиса ЮНЕСКО. Автор вполне оправданно критикует позицию США и Англии по этому вопросу, и противопоставляет их дестабилизирующие акции и атаки на Организацию слаженным действиям по защите ЮНЕСКО со стороны других государств-членов, в том числе Советского Союза. Однако Г.В. Уранов не останавливается на причинах кризиса или его связях с политикой СССР и, в основном, описывает событийную канву, видимо, исходя из того, что его исследование посвящено ЮНЕСКО в целом, а не роли в ней СССР.

Говоря о втором типе исследований, хочется отметить работу Л.Е. Гришаевой «Деятельность СССР в Организации Объединенных Наций»[3]. В разделе посвященном ЮНЕСКО автор подробно останавливается на противостоянии США и СССР в рамках Организации и его причинах, выделяет главные линии противоречий, в частности, анализирует споры по поводу предложений СССР по введению нового информационного порядка в мире. Среди основных причин выхода США из ЮНЕСКО указываются также возросшее влияние на Организацию развивающихся стран и политика СССР в этом вопросе, «политизация» ЮНЕСКО по вине Советского Союза и т.д. В работе говорится и об эволюции взглядов СССР, связанной с перестройкой, и о его новой внешнеполитической концепции. Абсолютно обоснованным представляется тезис автора о том, что, с одной стороны, Западные страны, «…выйдя из ЮНЕСКО, выступили против демократических принципов культурного сотрудничества», а с другой, «…и СССР не проявил в ЮНЕСКО достаточной гибкости, рассматривая ее как “контрольный механизм обмена информацией”, выступая за ее политизацию»[4].

Что касается небольшого числа исследований, написанных советскими историками по проблематике ЮНЕСКО (где, в частности, говорилось о противостоянии СССР и США в рамках Организации) до 1980-х годов, то они не были использованы при написании данного доклада, так как, с одной стороны, целью этой работы было изучение политики СССР именно в 1980-е годы, а с другой, в своих исследованиях авторы придерживались идеологического подхода, часто необоснованно и чрезмерно критикуя США, и оправдывая все действия СССР.

Глава I. Финансовые вопросы

1. Финансовая политика США в ЮНЕСКО. Выход США из Организации

В связи с выходом США из ЮНЕСКО первые проблемы, которые были выдвинуты на повестку дня, в том числе и делегацией Советского Союза, были финансовыми. Бюджета касались и многие самые острые споры, предшествующие этому событию.

Дело в том, что, учитывая саму финансовую систему ЮНЕСКО, поступления в бюджет которой, в основном, представляют собой взносы государств-членов Организации, и, понимая при этом, что взносы непосредственно США составляли на тот момент не малую их долю, Соединенные Штаты, конечно, первым делом постарались надавить именно на этот рычаг. Тем более что это было вполне привычным делом для страны, обладавшей мировым экономическим господством, - так еще в 1953 г., по словам Уранова, «…<американцы> потребовали от нее <Организации> соучастия в “охоте на ведьм”, угрожая приостановкой выплаты своих вносов в бюджет… »[5]. Похожую тактику употребила и рейгановская (тоже республиканская) администрация в отношении ЮНЕСКО, но уже в 1980-е годы.

Первым делом, еще на 22-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО (Париж, 1983 г.), основными задачами которой были рассмотрение и утверждение Программы и бюджета Организации на 1984-1985 годы, США и некоторые их союзники под флагом экономии, рационализации и совершенствования деятельности ЮНЕСКО стали настаивать на существенном сокращении, если не вообще ликвидации, самых крупных разделов Программы. (Речь шла, прежде всего, о крупных программах, несших в себе политический заряд, таких как: I – Анализ мировых проблем и перспективные исследования, III – Коммуникация на службе у человека, VIII – Принципы, методы и стратегия деятельности в целях развития, XII – Искоренение предрассудков, нетерпимости, расизма и апартеида, XIII – Мир, международное взаимопонимание, права человека и права народов). Эти попытки, однако, провалились. Сессия одобрила Программу и бюджет Организации на 1984-1985 год в размере 374,4 млн. долл., рассмотрела широкий круг вопросов деятельности Организации и приняла по ним соответствующие резолюции и рекомендации. Сам Среднесрочный план на 1984-1989 был одобрен консенсусом, то есть без голосования, так как, по словам Уранова, делегации США, Англии, Швейцарии и Израиля и некоторых других западных стран, выступавшие против многих его важных положений, понимали, что в противном случае (если бы они настояли на голосовании) это привело бы к их полной изоляции в рамках Организации[6].

Однако итоги сессии вызвали раздражение Вашингтона. 28 декабря 1983 г. государственный секретарь США Дж. Шульц направил Генеральному директору ЮНЕСКО письмо с уведомлением о намерении США выйти из ЮНЕСКО с 31 декабря 1984 г. В качестве обоснования данного намерения в письме указывалось, что «тенденции, отмеченные в политике, идеологической направленности, распределении бюджета и управления ЮНЕСКО наносят ущерб эффективности Организации». В то же время в письме содержались заверения, что США «постараются полностью выполнить все свои законные финансовые обязательства по отношению к Организации к моменту вступления в силу решения о выходе из нее»[7]. Однако, последующий ход событий показал, что США не собирались их выполнять. Это позволило члену Исполнительного совета Д.В. Ермоленко на внеочередной сессии Исполнительного Совета в 1985 году заявлять: «В пункте 54 документа сообщается, что начиная с 31 декабря 1982 г. США не произвели никакого возмещения сумм, которые ЮНЕСКО выплатила американским сотрудникам для оплаты ими своих подоходных налогов в США<…>, получается, что государства-члены выплатили США в 1983 году в качестве внутреннего американского налога 166738 долл. Ведь речь идет в целом о сумме в полмиллиона долларов за истекший период»[8]. (Неудивительно, что впоследствии Генеральная конференция на своей 28-й (1995 г.) сессии приняла резолюцию 20.1 (28 С/Резолюции), касающуюся поправки к положению о выходе из состава ЮНЕСКО государства-члена, а также к статье IХ Устава ЮНЕСКО, сформулированную следующим образом:

“Генеральная конференция, рассмотрев документ 28 С/30 и приняв к сведению доклад Юридического комитета (28 С/136),

1. постановляет изменить следующим образом пункт 6 статьи II Устава: “Государство-член или государство – сотрудник Организации может выйти из ее состава после уведомления об этом Генерального директора. Выход вступает в силу по истечении двадцати четырех месяцев с момента уведомления Генерального директора. Выход из состава Организации не снимает с соответствующего государства финансовых обязательств по отношению к Организации к моменту вступления в силу решения о его выходе…

2. <…>Финансовый период охватывает два последовательных календарных года, если Генеральная конференция не примет иного решения <…>[9] ”).

Однако, продолжая на протяжении всего 1984 года оказывать нажим на Организацию, рейгановская администрация, как пишет Уранов, «…делала вид, что решение о выходе из ЮНЕСКО может и не вступить в силу, если последняя встанет на путь, предначертанный Белым домом»[10]. А именно, Соединенные Штаты в течение года потребовали выполнения «радикальных» реформ, как например, уже в начале 1984 года они заявили, что главному счетному управлению конгресса следует предоставить право и практическую возможность проведения ревизии ее финансовой деятельности. Такая возможность была предоставлена после переговоров в Париже американского конгрессмена-демократа Дж. Шойера, председателя одного из подкомитетов комитета палаты представителей по науке и технике, с Генеральным директором ЮНЕСКО, даже несмотря на то, что это противоречило Уставу Организации (см. Статью 12 - «Проверка отчетности ревизором со стороны» - Положения о Финансах).

Параллельно с этим США усиливали нажим на союзников – в ноябре 1984 года Англия и Сингапур заявили о своем намерении выйти из ЮНЕСКО. Однако, хотя выход Англии и Сингапура с 31 декабря 1985 года, разумеется, и был негативным явлением для Организации, он не оправдал расчеты США на подчинение ЮНЕСКО их диктату или на развал Организации, более того, он вызвал негативную реакцию во всем мире. При этом возрастала критика проводимого политического курса внутри самих Соединенных Штатов, что, в конечном счете, подтолкнуло их к крайнему средству – окончательному выходу из ЮНЕСКО.

2. Реакция СССР на выход США из ЮНЕСКО. Финансовая политика СССР.

Конечно же, во всех описанных выше событиях не последнюю роль сыграл Советский Союз, против возрастающего влияния которого и была, в конечном счете, направлена кампания США.

Замыслы США по осуществлению финансового давления на Организацию ни для кого не были секретом, а советская комиссия по делам ЮНЕСКО неоднократно на них указывала как во время сессий Генеральной конференции и заседаний Исполнительного Совета, так и в личных письмах Генеральному директору Организации – Ахмаду-Махтар М’Боу. Так в приложении к письму от 1984 г. было сказано, что в настоящий момент «делаются попытки оказать финансовое давление на Организацию с целью радикального пересмотра программы и основных направлений ее деятельности, диктуемых Уставом»[11]. Однако при этом в том же письме утверждалось, что «…международная организация не может и не должна приспосабливаться к нуждам одной страны или какой-либо группы стран, даже если их финансовый взнос в бюджет Организации значителен»[12]. Следовательно, основная линия, проводимая СССР по данному вопросу, заключалась в защите крупных программ, против которых были направлены подрывные действия США, что подтверждается многими последующими выступлениями представителей СССР.

А именно, во время 23-й сессии в 1985 г. В.Ф. Стукалин (председатель советской комиссии по делам ЮНЕСКО в 1982-1985 годах) настаивал на том, что «Крупная программа I (“Анализ мировых проблем и перспективные исследования”), которая, по существу, является методологической основой для всех остальных программ ЮНЕСКО, должна быть признана высокоприоритетной и сохранена в полном объеме и в следующем двухлетии». При этом он добавлял, что «нам представляются необоснованными попытки принизить ее роль, значительно урезать и без того скромные ресурсы, выделенные на ее осуществление»[13]. Безусловно, это было позитивным требованием, но финансовые трудности, обратившись в реальность, все-таки вынуждали Организацию идти по пути экономии средств. И во время 24-й сессии (12 мая 1986 года) Г.В. Уранов с сожалением отмечал, что финансовые сложности за прошедшие два года главным образом отразились на программной деятельности, приводя следующие факты: «…при сопоставимом сравнении документов… выясняется, что производимые в результате выхода США, Англии и Сингапура сокращения ударили прежде всего по программной деятельности – здесь они превысили 30%, а в отношении КП I и XI <Культура и будущее> достигли 35-40%»[14].

Но если с дефицитом средств в Организации СССР, при всем своем желании, ничего поделать не мог (даже несмотря на упоминаемое им «перечисление… в бюджет Организации 2,5 млн. долл. из сумм, подлежащих возврату советской стороне»[15]), то предложить альтернативный план урезания бюджета было вполне в его силах.

Представленная советской делегацией стратегия действий, отстаиваемая на сессиях Генеральной конференции и заседаниях Исполнительного кабинета, а также в заявлениях постоянного представительства

СССР при ЮНЕСКО на протяжении 1984-86 гг. подразумевала:

  • «сокращение административных расходов,
  • рационализацию структуры,
  • сокращение персонала…»[16];
  • приоритетное расходование средств на выполнение оперативных программ, а не на «общие службы», имеющие к ним лишь косвенное отношение[17].

При этом главный упор делался именно на сокращение персонала, так как это позволяло Советскому Союзу одновременно выгодно решить и некоторые другие вопросы.

На внеочередной сессии Исполнительного совета ЮНЕСКО 13 февраля 1985 г. Д.В. Ермоленко представил следующие факты: «…сообщается, что общая численность граждан США – сотрудников Секретариата – составляет 143 человека, из них одиннадцать – в ранге D-1 и выше. Среди американских сотрудников категории специалистов и выше 81 оплачивается за счет обычного бюджета Организации. Заметим, что ни одно государство-член не имеет столько своих граждан ни на постах категории специалистов в Секретариате, ни на постах D-1 и выше, сколько США, теперь уже переставшее быть членом ЮНЕСКО»[18]. При этом такое положение он откровенно называл «ненормальным». Следовательно, говоря о сокращении персонала, представители СССР подразумевали именно граждан США, неоднократно, однако, указывая, что «излагаемые… соображения ни в коем случае не означают какой бы то ни было оценки самих американских сотрудников в отдельности и их деловых качеств»[19]. При этом советские дипломаты не гнушались в ситуации острого дефицита бюджета Организации просить, чтобы Генеральный директор сообщил сумму оплаты американских сотрудников в текущем году, и вопрошали: «кто будет оплачивать многочисленные расходы (зарплата, командировочные и пр.) многочисленных американских сотрудников Секретариата ЮНЕСКО до тех пор, пока они не освобождены от работы»[20]. В итоге, они требовали «сокращения американского персонала, работающего в ЮНЕСКО, и замещения его в соответствии с Уставом гражданами государств- членов Организации»[21].

Нужно отметить, что в этом вопросе другие государства-члены организации пошли на встречу Советскому Союзу, возможно, прельщенные описанным выше требованием. Безусловно, понимали они и разумность многих других доводов, одним из которых был, например, следующий - «…вследствие своего выхода из Организации США автоматически утратили квоту. Этой квоты не существует с 1 января 1985 г. Сохранение в штатах ЮНЕСКО (в частности, на постах, оплачиваемых обычным бюджетом, то есть за счет государств-членов) американских сотрудников не имело бы основы. Есть ли государства-члены, которые были бы готовы взять этих сотрудников в свою квоту? Если есть, то им пришлось бы сделать это “в складчину”, поскольку число американских сотрудников намного превышает размер квоты любого государства-члена»[22].

В итоге, к 1985 г. на своем пленарном заседании Комиссия по административным вопросам пришла к консенсусу и подтвердила «абсолютный приоритет в приеме в Секретариат граждан государств-членов Организации…»[23]. При этом Советский Союз продолжал и далее настаивать на «придании ему большей четкости»[24], заявляя, что «…этот приоритет должен действовать и при рассмотрении вопросов о продлении контрактов гражданам стран-членов и не членов Организации»[25]. К тому же советские дипломаты просили «…прекратить набор в Секретариат не только граждан страны, вышедшей из Организации, но и любого государства, которое официально уведомило о своем намерении выйти из ЮНЕСКО»[26], подразумевая в этом случае Англию и Сингапур.

Кроме того, соглашаясь с документами о том, что США, покинув Организацию, автоматически были лишены права представительства в межправительственных комитетах и советах, созданных при ЮНЕСКО, за исключением Межправительственной океанографической комиссии, имеющей свой Устав и особый статус при ЮНЕСКО, советские дипломаты считали, что «…занимающие посты руководителей рабочих групп и других органов межправительственных советов и комитетов, с выходом США также должны лишиться права занимать эти посты, а их место должны занять представители государств-членов Организации»[27].

Нельзя не заметить при определенной справедливости подобного подхода его ясно выраженной антиамериканской направленности. Так советские дипломаты, которые, безусловно, знали правила принятия сотрудников в ЮНЕСКО, оговоренные в частности статьей VI пунктом 5 Устава (в которой говорится: Обязанности Генерального директора и персонала носят исключительно международный характер. При исполнении своих обязанностей они не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства или от учреждения, не имеющего отношения к Организации. Они должны воздерживаться от любых действий, которые могли бы отразиться на их положении как международных должностных лиц. Каждое государство - член Организации обязуется уважать международный характер функций Генерального директора и персонала Секретариата и не пытаться оказывать на них влияние при исполнении ими своих обязанностей), ясно выражали сомнения в «лояльности» сотрудников-американцев. Они заранее отвечали на возможные упреки словами, что «нельзя не учитывать того, что эти сотрудники были подготовлены и направлены на работу в Организацию государствами, как граждане своих стран»[28] (что в описанных выше обстоятельствах звучит несколько абсурдно).

Такого же твердого курса придерживался Советский Союз и в отношении других финансовых вопросов, связанных с выходом США из Организации, что отразилось, в частности, в его позициях по проблеме статуса наблюдателя, который получили Соединенные Штаты в результате длительных дискуссий в Исполнительном Совете. Представители СССР настаивали на том, что вышеупомянутому государству были предоставлены все права без определения при этом его обязанностей, заявляя, что «тем самым государства-члены, несущие все бремя финансовых и других обязанностей перед ЮНЕСКО, были поставлены в явно неравноправное положение по сравнению с государством-наблюдателем, которое…своеобразно живет за счет государств-членов»[29].

Помимо этого СССР выступал и против существования бюро ЮНЕСКО по связи в Вашингтоне (при продолжении деятельности такого бюро в Нью-Йорке), объясняя это «условиями финансового дефицита»[30], а также за перенесение всех мероприятий, запланированных в США, в государства-члены Организации[31]. Представители Советского Союза считали, что «…необходимо прекратить заключение контрактов с гражданами США на подготовку исследований, статей и других материалов, допуская заключение этих контрактов в исключительных случаях и только с докладом Исполсовету»[32]. Ими было выдвинуто также предложение рассмотреть целесообразность закупки оборудования необходимого ЮНЕСКО в США, и попытаться «…достоверно установить, что нужного или эквивалентного оборудования нет ни в одном государстве-члене»[33].

Иными словами, Советский Союз четко придерживался принципа, что «официальное заявление о выходе из Организации должно автоматически влечь за собой негативные последствия для этого государства в плане ограничения его прав»[34], справедливость которого сложно оспорить. Однако при этом, особенно в связи с административными мерами, дипломаты СССР безусловно стремились расширить и сферу своего влияния на Организацию, связывая всякий раз проблему распределения бывшей квоты США между государствами-членами с «…большим учетом справедливого географического распределения постов для всех стран, оказывающих политическую, моральную и финансовую поддержку Организации»[35]. В частности, в одном из писем к А-М. М’Боу, комиссия СССР по делам ЮНЕСКО, в очередной раз требуя более справедливого географического распределения, указывала так же «…на существующие диспропорции и отклонения от основополагающих принципов по кадровой политике, такие как зависимость квоты от суммы взноса, одним из последствий которого явилась кадровая недопредставленность Советского Союза и II региональной группы в целом <Восточная Европа>»[36].

Исходя из вышесказанного, можно выделить два основных положения, отстаиваемые делегацией СССР при ЮНЕСКО в связи с финансовыми проблемами Организации, возникшими после выхода США. Первое – и основное - этот недостаток средств, по их мнению, не должен был компенсироваться за счет основных программ плана, как того хотели Соединенные Штаты; и второе: следовательно, политика вынужденной экономии, главным образом, должна была применяться в административной сфере – что означало сокращение персонала ЮНЕСКО, по замыслу, главным образом, американского.

Нельзя, тем не менее, упускать из виду общей позитивной направленности курса СССР в решении данной проблемы, который выражался в требовании «концентрации средств», то есть «сосредоточении ресурсов и усилий Организации на самом главном, на самом важном для государств-членов»[37]. Предложения по рационализации и сокращению персонала так же имели под собой основания, и в некотором роде не теряют своей актуальности даже сегодня. Однако не следует забывать, что во многом эти предложения исходили из желания СССР увеличить представительство социалистических стран в Организации за счет соответствующего уменьшения представительства США, а затем Англии и Сингапура.

Что касается действий США, то следует отметить, что рейгановской администрации удалось выбрать нужный рычаг, чтобы создать Организации множество трудностей, однако она все же просчитались в надеждах на то, что своими действиями сможет не только расшатать, но и разрушить ЮНЕСКО.

При этом затяжной характер кризисной ситуации, вызванной финансовыми трудностями, явственно указывают на то, что ЮНЕСКО была (и во многом остается) Организацией, основная деятельность которой заключалась в оказании материальной помощи странам или отдельным фондам и комитетам. Но это, стоит отметить, хотя в некотором роде и напоминало картину, к которой, по словам Уранова, изначально стремились США, вносившие еще до образования ЮНЕСКО предложения по созданию Организации, являвшейся лишь «восстановительным фондом» за счет частных вкладов и пожертвований[38] (где они, конечно, должны были стать основным «донором»), однако, полностью ей не соответствовало.

В заключение, стоит добавить, что при всех спорах по финансовому вопросу, он, однако, вовсе не был основной причиной разногласий, а являлся скорее методом нажима со стороны США. При этом его формы, описанные выше, были отнюдь не единственно возможными, и уже в заявлении постоянного представительства СССР при ЮНЕСКО от 6 декабря 1984 г., указывался другой способ финансового давления, а именно говорилось: «Расчет строится на том, чтобы запугать развивающиеся страны возможностью прекращения уплаты взносов США и Великобритании, вынудить их капитулировать. За это им обещают выделить больше денег на программы по оказанию помощи…»[39]. Однако, чтобы понять действенность подобного «запугивания» следует прежде подробнее остановиться на роли развивающихся стран и вопросов, связанных с их существованием, в ЮНЕСКО.

Глава II. CCCР и развивающиеся страны в рамках ЮНЕСКО

Развал колониальной системы к 1960-м гг., как известно, привел к образованию большого количества независимых государств, многие из которых вошли в состав ЮНЕСКО (так в конце 1962 г. Организация насчитывала уже 113 государств-членов). Естественно, что это во многом изменило расстановку сил в ЮНЕСКО и расширило возможности освободившихся государств воздействовать на формирование как общего курса ЮНЕСКО, так и ее конкретных планов и программ. При этом, подобные перемены, конечно, пришлись не по вкусу Западным странам, которые теряли свою монополию на выработку главных направлений деятельности, и которые, по словам Уранова, «пытались противиться перестройке деятельности Организации, но все чаще им приходилось признавать безуспешность их усилий»[40]. В данном ключе, выход США, а затем Англии из состава Организации можно рассматривать как, своего рода, признание окончательного поражения в борьбе за главенствующие позиции в ЮНЕСКО. Тем не менее, одновременно он означал потерю возможности со значительным увеличением числа государств-членов повысить эффективность ЮНЕСКО, к тому моменту превратившейся в орган действительно широкого международного сотрудничества, так как вновь делал ее «недопредставленной», теперь уже в лице развитых стран Запада –США и Англии.

И конечно, значительное расширение членского состава Организации повысило влияние в ней СССР, который мог теперь сравнительно легко найти верных союзников по проведению единой политической линии. Несомненно, советские делегаты осознавали, что «…в ЮНЕСКО сложились новые реальности»[41]. Например, в 1985, подводя итоги 23-й сессии, Ю.М. Хильчевский подчеркивал, что «речь идет о принципиально новой ситуации, когда атмосферу Организации определяет не группа государств, а широкое большинство, волю которого уже невозможно подчинить чьему-либо диктату»[42]. Тем более, нужно помнить о том, что СССР изначально взял курс на ликвидацию колониализма и его последствий и равноправное сотрудничество между государствами и народами, который несомненно был привлекательным для развивающихся стран. Кроме того, Советский Союз вносил предложения по введение нового международного экономического и нового международного информационного порядка. Где первый предполагал ликвидацию остатков колониализма в экономике, что мало было связано с непосредственной сферой интересов ЮНЕСКО. А второй, как было сказано в письме к А-М. М’Боу, означал «…перестройку международных информационных отношений на справедливой демократической основе, исправление неравенства в происходящих между странами и регионами информационных обменах, ограничение бесконтрольной деятельности транснациональных корпораций в развивающихся странах»[43]. Интересно, что в том же письме подчеркивалось, что это, в первую очередь, являлось требованием самих развивающихся стран, которое СССР лишь «поддерживал и считал законным»[44].

Такие выступления СССР, очевидно, имели под собой не только альтруистское желание установить в мире всеобщую справедливость, что, вероятно, имело место быть. Они также основывались на понимании того факта, что Советский Союз при существующем мировом порядке никак не мог влиять на бывшие колонии, так как первую роль в них играли те страны, от чьего колониального господства они некогда освободились, или же те, которые обладали достаточным экономическим и политическим влиянием, чтобы доминировать по всему миру. При этом Западные страны, безусловно, не желавшие просто так сдавать свои позиции, противились курсу СССР, что, в свою, очередь позволило ему предстать в Организации в роли защитника угнетенных. В своих выступления советские делегаты не раз подчеркивали следующие положения: «Задача установления нового международного экономического порядка, направленного на укрепление экономической самостоятельности развивающихся стран, встречает организованное противодействие и саботаж тех кругов и сил, которые проводят курс, в частности и через транснациональные корпорации и в интересах последних, на сохранение своих привилегий и на блокирование усилий по созданию независимых национальных экономик бывших колониальных стран <…>. В то же время в некоторых странах вызывают сильнее противодействие деятельность ЮНЕСКО по изучению и анализу существующего в мире положения в области массовой информации, поиск путей справедливого исправления царящего неравенства в данной области, которое было метко названо “информационным империализмом”»[45]. Конечно, такие выступления поднимали престиж СССР в глазах представителей развивающихся стран, и Западные страны, осознав этот факт, по словам СССР, отвергали «…не только решения, которые принимает ЮНЕСКО в этой области, но и само право Организации заниматься обсуждением этих вопросов»[46]. Однако так как, в любом случае, это было позитивным направлением деятельности Организации, и поддерживалось всеми развивающимися странами, Советским Союзом и другими социалистическими государствами - повернуть историю вспять и исключить эти вопросы из сферы деятельности ЮНЕСКО было уже невозможно. СССР же заполучил выигрышную карту, которую мог использовать в любой ситуации. Например, утверждая, что «…попытки подорвать основы деятельности ЮНЕСКО, как и других международных организаций, направлены прежде всего против интересов этих <развивающихся> стран»[47], СССР находил среди них сторонников своего политического курса в этой ситуации.

Тем не менее, возвращаясь к проблеме, обозначенной в конце второй главы, стоит отметить у стран Запада, и, в первую очередь, США были и другие способы повлиять на политику развивающихся стран. А именно, благодаря своему экономическому доминированию, они могли проводить политику финансового давления, запугивая прекращением или наоборот обещая увеличение материальной помощи последним. В этом СССР не мог соперничать с ними, поэтому единственное, что он мог сделать – это высказывать протесты против приоритета финансовой помощи по отношению к «интеллектуальному сотрудничеству». В частности, в уже указанном выше письме к М’Боу, говорилось: «У советской стороны вызывают озабоченность настойчивые попытки некоторых стран ориентировать ЮНЕСКО на свертывание мероприятий по международному сотрудничеству и на ограничение ее деятельности сугубо оперативными разовыми мероприятиями технической помощи. При этом демагогически ссылаются на потребности развивающихся стран и берутся за них определять, что им нужно и что не нужно, стремясь представить дело таким образом, что деятельность ЮНЕСКО может иметь смысл лишь в том случае, если на сосредоточена на оказании технической помощи, и что для развивающихся стран не представляет интереса программы и мероприятия по интеллектуальному сотрудничеству»[48]. И самое главное, что такой курс СССР оказался очень успешным, несмотря на то, что развивающимся странам вместо конкретных денежных поступлений предлагалась лишь перспектива нового мирового порядка. 9 ноября 1985 года, подводя итоги 23-й сессии Генеральной Конференции, Ю.М. Хильчевский отмечал, что «сессия явно высказалась за продолжение интеллектуальной, исследовательской деятельности Организации, против превращения ЮНЕСКО в некое агенство по оказанию технической помощи»[49]. Этот факт во многом объясняется не только оговоренным выше возросшим влиянием СССР на развивающиеся страны, но так же и поведением самих Западных стран, которое окончательно их же самих дискредитировало - так в той же речи Хильчевский говорил: «оценивая итоги сессии, нельзя не вспомнить, в каких трудных условиях жила ЮНЕСКО последние два года, сколько искусственных препятствий, дезинформации, клеветы и разных пессимистических прогнозов мешало ее работе…»[50]. И конечно, выход США и Великобритании, равносильный, как уже говорилось выше, признанию собственного поражения, сыграл в этом не последнюю роль. Следовательно, нужно признать, что своими твердыми позициями в некоторых вопросах СССР обеспечил себе поддержку развивающихся стран.

Однако нужно отметить, что нельзя считать этот курс исключительно стремлением СССР к всеобщей справедливости, и несмотря на то, что представители Советского союза не уставали подчеркивать, что «в своем отношении к ЮНЕСКО Советский Союз руководствуется не сиюминутными, конъюнктурными соображениями, а исходит из ленинских принципов мирного сосуществования»[51], СССР не оставлял, вероятно, и идеи пролетарского интернационализма. На этот факт, например, указывала Л.Е. Гришаева: «Выступая с поддержкой развивающихся стран, СССР зачастую связывал ее с условием избрания ими социалистической ориентации. Это вполне вписывалось в советскую концепцию о перемещении центра мировых противоречий в “третий мир”. Чрезмерная идеологизация деятельности СССР в ЮНЕСКО не способствовала преодолению напряженности в отношениях со странами Запада, создавала сложности в развитии сотрудничества с развивающимися странами»[52].

Глава III. CCCР и социалистические страны в рамках ЮНЕСКО

С вхождением социалистических стран (многие из которых были бывшими колониями) в состав ЮНЕСКО роль Советского Союза, конечно же, значительно возросла. Блок социалистических стран стал не только его верным союзником по всем вопросам, но и своеобразным рупором. И в данном случае наиболее показательно будет рассмотреть деятельность ежегодных Координационных совещаний национальных комиссий по делам ЮНЕСКО социалистических стран, касающуюся вопросов американской политики.

Эти совещания были достаточно представительными, например, в июне 1984 в нем приняли участие делегации БССР, Народной Республики Болгарии, Венгерской Народной Республики, Социалистической Республики Вьетнам, ГДР, КНДР, Республики Куба, Лаосской Народно-Демократической Республики, Монгольской Народной Республики, Польской Народной Республики, СССР, УССР, Чехославацкой Социалистической Республики, а также Народной Республики Анголы, Демократической Республики Афганистан, Народной Демократической Республики Йемен, Народной Республики Кампучии и Народной Республики Мозамбик[53].

Особый интерес представляют коммюнике таких совещаний, согласно которым во время этих встреч на высоком уровне происходил «…обстоятельный обмен мнениями относительно позиции социалистических стран по основным направлениям Программы и бюджета Организации…»[54], а также оговаривались заявления, которые делались по итогам совещаний. В этих коммюнике среди стандартных формулировок, слово в слово повторявших друг друга из года в год на протяжении конца 1970-х и начала 80-х встречаются следующие фразы: «Участники совещания, руководствуясь внешнеполитической линией, <...> нашедшей свое конкретное воплощение в широком комплексе мирных предложений, выдвинутых Советским Союзом совместно с другими социалистическими государствами, единодушно высказались за повышение роли ЮНЕСКО в борьбе за обеспечение прочного мира. В этой связи с глубоким беспокойством было отмечено, что нынешнее тревожное положение в мире является результатом имперского, гегемонистского курса США…<…>Агрессивному курсу империализма социалистические страны противопоставляют политику мира… Претворение в жизнь предложений Советского Союза и других социалистических стран… способствовало бы реализации идеалов ЮНЕСКО, позволило бы в полной мере использовать ее потенциал на благо прогресса всего человечества»[55]. После такой преамбулы далее следовало изложение проблем и путей к их решению, обсуждавшихся в процессе совещаний. Можно сказать, что совещания открыто противопоставляли СССР США, оказывая всемерную поддержку первому и обвиняя последних. Не случайно в эти годы почти все заявления, сделанные по итогам этих конференций, касались осуждения политики США. На повестке дня непременно стояли «проводимая США политика государственного терроризма в отношении Никарагуа», «американская агрессия против Гренады и продолжающаяся оккупация этой страны», «экспансионистская политика Израиля и США на Ближнем Востоке», требования «вывода американских войск из Южной Кореи» и «поддержка борьбы корейского народа за мирное демократическое воссоединение Кореи без всякого вмешательства извне»[56]. При этом в текстах заявлений представители социалистических стран не стеснялись в выражениях, заявляя, что «попирая нормы международного права, американский империализм проводит политику военных угроз…», «в последнее время особенно наглый и провокационный характер приобрела организованная и направляемая Вашингтоном интервенция против Никарагуа»[57] и т.д. Безусловно, эти обвинения имели под собой основу и их цели были абсолютно оправданы, однако пропагандистский подход к делу, который можно наблюдать в работе этих совещаний, безусловно, усиливал международную напряженность, всю вину за эскалацию которой СССР и социалистические страны возлагали на плечи США, выражая в своих заявлениях «глубокую озабоченность серьезным ухудшением международной обстановки по вине тех, кто, ослепленный антикоммунизмом, ратует за применение силы в международных отношениях»[58].

Что же касается выхода США из состава Организации, то здесь совещания, как и по многим другим вопросам, почти слово в слово повторяли выражения, которые использовали представители советской делегации в своих выступлениях в ЮНЕСКО. В частности, они признавали, что решение о выходе США «очередным проявлением политики шантажа и давления в международных отношениях» и «акцией, направленной на подрыв ООН и ее специализированных учреждений», и даже повторяли тезис о том, что это наносит удар прежде всего «по интересам развивающихся стран, то есть по интересам большей части населения земного шара»[59]. В остальных вопросах, таких как планирование бюджета в связи с финансовым кризисом, предложений для будущей Программы, политики в отношении развивающихся стран, вопросов разоружения и общей поддержки Организации наблюдалась такая же солидарность.

Следовательно, можно заключить, что в лице социалистических стран СССР нашел не только верного союзника, но мог действовать его руками. В свою очередь, Советский Союз всеми силами пытался повысить значение социалистических стран в Организации, с одной стороны, как уже говорилось выше, добившись для них преобладающего представительства на должностных постах ЮНЕСКО, за счет сокращения, а в перспективе и прекращения, представительства американских граждан; с другой, постоянно подчеркивая их роль в своих выступлениях, например, уже упоминавшийся Ю.М. Хильчевский в 1985 г. говорил: «Со своей стороны, социалистические страны активно участвовали в этой работе <23-й сессии>, внесли свой вклад в достижение благородных целей устава ЮНЕСКО. Мы ожидаем, что из этого будут сделаны правильные выводы, что добрая воля, проявленная подавляющим большинством участников сессии, будет должным образом оценена…»[60].

В целом, СССР вместе с социалистическими странами, с одной стороны, проводили позитивный курс на разрядку международных отношений, против агрессии США в отношении других стран, а также на оказание поддержки Организации в сложный для нее период, однако, методы, которыми они действовали, были скорее пропагандистскими, нежели дипломатическими, что во многом подтолкнуло Организацию к расколу и кризису.

Глава IV. Споры о «политизации» ЮНЕСКО

Все вышеназванные проблемы и противоречия, однако, не были основной причиной, с которой правительства как США, так и СССР, связывали выход первых из Организации. Это решение, судя, по выступлениям представителей национальной комиссии СССР по дела ЮНЕСКО проистекало из успешных попыток СССР положить в основу деятельности Организации принципы нового мышления. Именно эти принципы были отражены в Среднесрочном плане на 1984-1989 годов, против принятия которого, как уже говорилось выше, выступали США.

По словам Г.А. Можаев, выступавшего на 121-й сессии Исполнительного совета, утверждение нового мышление заключается «…в борьбе с философией силы, диктата, навязывания своей воли другим странам и народам, в утверждении новой философии выживания, мира, взаимопонимания и взаимной безопасности. В переводе на язык конкретных действий ЮНЕСКО это означает: распространение всеми имеющимися способами идей мира, дружбы и взаимопонимания между народами (книги, выставки, фестивали, теле- и радиопрограммы), борьба с пропагандой войны в любой форме, с различного рода человеконенавистническими теориями и идеями, воспитание подрастающих поколений в духе идеалов мира и взаимопонимания (пересмотр школьных учебников, в частности по истории и географии, на основе принципов уважения других народов), создание мирового общественного мнения в пользу решения проблемы разоружения»[61]. Однако, как писал в 1985 г. В. Стукалин Генеральному директору ЮНЕСКО, «…новое мышление, начавшее пробивать себе дорогу как позитивная тенденция в международных отношениях, наталкивается на противодействие тех сил, которые взяли на свое вооружение философию и политику устрашения»[62]. Не возникает сомнений, кто подразумевается под «этими силами», однако встает вопрос, в чем могла быть причина столь яростного их противодействия такой позитивной и, на первый взгляд, безобидной тенденции. Одной из причин может быть обозначенная В. Стукалином на 23-й сессии ситуация, которую он описал следующим образом: «Иногда наше стремление усилить вклад ЮНЕСКО в создание мира и безопасности кое-кто не прочь трактовать как одно из проявлений желания СССР добиться своего рода монополии в деле борьбы за мир, против угрозы ядерной катастрофы»[63]. Но даже, если в этом была доля истины, хотя сам В. Стукалин сразу же отверг эту трактовку, заявив что «…СССР активно выступает за то, чтобы борьба за мир стала первостепенным делом всех международных организаций, каждого государства, делом всех людей планеты»[64], довольно странным представляется то, что США сами протестовали против всех предложений, касавшихся установления нового мышления, то есть сами отказывались принимать какое-либо участие в этой программе, в конце концов, просто покинув Организацию и действительно создав почти что монополию СССР в борьбе за мир. В таком случае более веско звучит следующий фактор: СССР, несмотря на заявления о том «ЮНЕСКО занимается проблемами мира и разоружения лишь в пределах своей компетенции, она не занимается техническими аспектами этих проблем и тем более рассмотрением их по существу, а сосредоточивает свое внимание на интеллектуальных аспектах»[65], все же нередко в своих выступлениях подменял понятие о введении нового мышления осуществлением практического разоружения. Так, например, осуждая действия США на 121-й сессии Исполнительного совета, Г.А. Можаев говорил о том, что американская администрация не дала «конструктивного ответа» на предложение СССР о сокращении стратегических вооружений на четверть и более[66]; а Г.В. Уранов на 124-й сессии Совета, заявляя, что свои призывы Советский Союз подкрепляет делами, обвинял США в отказе поддержать мораторий на ядерные испытания, принятый СССР в одностороннем порядке в августе 1985[67]. Интересны в этой связи следующие слова В.Ф. Стукалина, произнесенные на 23-й сессии Генеральной конференции: «Ухудшение международного положения произошло по вине тех, кто связал свою политику с дальнейшим раскручиванием гонки вооружений, кто цепляется за несбыточные иллюзии обрести военное превосходство над Советским Союзом и странами социалистического содружества»[68]. Тем временем, в своих выступлениях в ЮНЕСКО представители СССР осуждали не только политические линии отдельных стран, но и «деятелей военного бизнеса и выражающих их волю политиков»[69]. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что обвинения ЮНЕСКО со стороны Западных стран в чрезмерной «политизации» звучали достаточно резонно. И действительно, во многом под влиянием Советского Союза в конце 1970-х – первой половине 80-х годов вопросы образования, культуры, искусства оказались вытеснены с повестки дня проблемой разоружения, решить которую в рамках деятельности Организации все равно было невозможно (тем не менее, не следует забывать, что сама цель установления в мировом сообществе атмосферы всеобщего уважения и неприятия войны являлась позитивной).

Однако представители СССР отрицали «политизацию» деятельности ЮНЕСКО, указывая на «нелогичность и абсурдность» самой постановки вопроса[70], доказывая, что «совершенно ясно, что ЮНЕСКО как межправительственная организация отражает действующие на международной арене различные политические и идеологические течения и тенденции, что является нормальной формой ее существования»[71].

Но понимая, что это не более чем игра словами, и замечательно разбираясь в причине подобных обвинений, представители СССР приводили и более веские доказательства того, что ЮНЕСКО имеет право заниматься проблемами разоружения. В частности, ссылались на Преамбулу Устава ЮНЕСКО, в которой обосновывается создание данной Организации «с целью постепенного достижения путем сотрудничества народов всего мира в области образования, науки и культуры международного мира и всеобщего благосостояния человечества», что так же подтверждается первым пунктом статьи I[72] .Однако стоит заметить, что далее в статье I, где перечисляются более конкретные задачи Организации, речь идет исключительно о поощрении развития образования, культурном сотрудничестве и охране памятником культуры и искусства; да и во всем Уставе ничего не говориться о проблемах разоружения или других чисто политических аспектах международных отношений. Этот факт вынуждал США требовать пересмотра Устава ЮНЕСКО, с целью его уточнения, однако Советский Союз позиционировал себя, как защитника Устава и выступал против внесения каких-либо изменений.

Что касается обвинений в том, что в деятельности Организации этим вопросам отводилось слишком много места в сравнении с остальными, в оправдание СССР приводил факты о том, «…что из всех действующих крупных программ на Крупную программу XIII, в которую включены вопросы мира и разоружения, а также на Крупную программу XII, посвященную вопросам борьбы с расизмом и апартеидом, выделено меньше всего средств», добавляя при этом: «По нашему глубокому убеждению, деятельность ЮНЕСКО в данной области требует значительно более солидного финансового обеспечения»[73]. Однако не смотря на все финансовые аспекты, обсуждением именно этих вопросов занимались сессии Генеральной ассамблеи и исполнительного совета, так что обвинения были вполне резонны.

Что же касается претензий к ЮНЕСКО «…в том смысле, что в ее деятельности якобы начала проявлять сверхполитазация в интересах одного государства или одной группы государств»[74], то в ответ на это в СССР заявляли, что «…при принятии решений в процессе выработки единой согласованной линии политические аспекты, привносимые различными государствами, приводятся к общему знаменателю, поэтому ни одно из принимаемых решений не может рассматриваться как основанное на политических концепциях того или другого государства»[75]. Однако нельзя отрицать, что упоминавшейся выше блок социалистических государств в своей политике, действительно, во многом основывался на политической и идеологической концепции.

Более конструктивный подход к этим проблемам был предложен советской делегацией на сессии Генеральной конференции в 1985 году, а именно, было заявлено: «Мы убеждены, что в ЮНЕСКО нет вопросов, которые нельзя было бы решить, если все страны-члены проявят необходимую политическую волю, откажутся от выдвижения надуманных, искусственных проблем, как например, обвинения ЮНЕСКО в сверхполитизации, и если ни одна из стран или групп стран не будет стремиться к какому-то привилегированному положению в Организации, что само по себе несовместимо с существом концепции подлинного международного сотрудничества»[76]. Однако на тот момент сложно говорить о том, была ли эта концепция взята на вооружение хотя бы самим Советским Союзом.

В заключении, по проблеме споров о возможности ЮНЕСКО действовать в сфере ограничения вооружений, остается только добавить, что СССР, возможно во многом благодаря отходу США от борьбы, удалось-таки провести свою линию, и к 1987 году Генеральная Ассамблея ООН на своей 40-й сессии приняла ряд резолюций, содержащих прямое поручение ЮНЕСКО заняться этими вопросами. Так, в резолюции 40/152 (Е) Генеральная Ассамблея предложила соответствующим специализированным учреждениям, включая ЮНЕСКО, «активизировать в рамках своих полномочий деятельность по распространению информации о последствиях гонки ядерных вооружений», а в резолюции 40/152 (i) призвала конкретно ЮНЕСКО «и впредь рассматривать в целях дальнейшей мобилизации мировой общественности в интересах разоружения меры, направленные на углубление идей международного сотрудничества в целях разоружения путем осуществления исследовательской деятельности, деятельности в области образования, информации, коммуникации и культуры»[77]. Это было с удовлетворением отмечено представителями СССР на очередной сессии Генеральной конференции, и при планировании Программы и бюджета Организации на 1988-1989 годы делегация СССР, теперь уже не предполагая никаких возможных возражений, могла заявить, что «упор должен быть сделан на изучение путей, ведущих к созданию основ всеобъемлющей системы международной безопасности, понимая при этом, что ЮНЕСКО должна будет взять на себя ответственность за обеспечение международного интеллектуального сотрудничества в деле распространения идей мира, разоружения, международной безопасности, за повышение уровня общей информированности всех народов в этих областях»[78].

Следовательно, можно заключить, что с уходом США СССР только выиграл во всех вопросах, несмотря на все те сложности, через которые пришлось пройти Организации, и которые с сожалением отмечали и сами представители Советского Союза: «На протяжении года нашу Организацию лихорадит, ее работа дезорганизуется, утвержденные программы и Среднесрочный план подвергаются нападкам. Опасность для ЮНЕСКО представляет не сокращение бюджета. Это – важная проблема, она влечет за собой немалые трудности, но их со временем можно преодолеть. Подлинную угрозу для ЮНЕСКО создают попытки стран-аутсайдеров любыми средствами вызвать кризисную ситуацию в Организации, завести ее деятельность в тупик»[79].

Глава V. Изменение позиции СССР

Сложившиеся после выхода из ЮНЕСКО США положение, даже при всех плюсах, как отмечалось выше, не во всем было идеально для Советского Союза.

Во-первых, это было связано с трудностями работы Организации, во-вторых, выход таких влиятельных государств как Великобритания и особенно США значительно снизил ее престиж как органа широкого международного форума, и, в-третьих, что представляется самым главным, выход США выбил основу из-под всех оговоренных выше предложений СССР, и чуть ли не лишил их смысла. Дело в том, что по Уставу ЮНЕСКО, все принимаемые решения распространяются на государства-члены Организации, следовательно, США перестав быть таковым, уже не подпадали под действие нового мышления или нового информационного порядка.

Следовательно, возможные предположение о том, что СССР изначально хотел своими действиями вынудить США покинуть Организацию, не оправданы. В действительности, все представители СССР всегда подчеркивали: «Мы всегда выступали и продолжаем выступать за универсальность ЮНЕСКО и других организаций системы ООН»[80]. В одном из докладов, последовавшим сразу после принятия США решения о выходе, даже говорилось, что «этот принцип имеет непреходящее значение для международных отношений», и «по существу, является краеугольным камнем всей системы ООН»[81].

При этом, конечно, не стоит считать, что за данными словами стояли лишь сугубо узкие интересы Советского Союза, безусловно, верными были и следующие положения того же доклада: «Жизненную необходимость и актуальность соблюдения этого принципа в системе современных международных отношений обусловило появление в последние десятилетия глобальных проблем человечества»; «общество вправе рассчитывать на понимание того, что отход от принципа универсальности нанесет удар не только ЮНЕСКО, но и всей системе ООН, повлечет за собой негативные последствия для процесса укрепления мира, безопасности и международного сотрудничества…»[82].

Другое дело, что в определенный момент СССР пришлось отойти от этого принципа, и в заявлении постоянного представительства СССР при ЮНЕСКО от 6 декабря 1984 года, прямо говорилось: «Однако на данной стадии перед лицом коллективного шантажа, когда не осталось никаких сомнений относительно подлинных намерений США и Великобритании, пора со всей определенностью заявить: кто хочет уходить из ЮНЕСКО – пусть уходит»[83]. Такая внезапная перемена взглядов объяснялась лишь желанием «оздоровить обстановку», «пресечь попытки дестабилизировать деятельность ЮНЕСКО и помешать нормальному ритму ее работы», а также прекратить уступки со стороны делегаций многих стран и руководства Секретариата, которые ни к чему не вели[84].

Однако под влиянием указанных выше факторов, а так же, понимания того, что с окончательным выходом США и Великобритании проблем вовсе не стало меньше, постепенно СССР пришлось вновь вернуться к традиционному курсу. Уже 13 февраля 1985 года на внеочередной сессии Исполнительного совета Д.В. Ермоленко говорил: «Наша страна, как и многие другие страны, активно участвовала в разработке предложений, направленных на повышение эффективности работы ЮНЕСКО. Достойно сожаления, что США прекратили свое участие в этой работе и покинули Организацию. Мы надеемся, что продолжение конструктивной деятельности ЮНЕСКО убедит США пересмотреть свой шаг и вернуться в Организацию»[85]. И далее эти положения продолжали все настойчивее звучать в выступлениях советских политиков, об этом говорили и в интервью – так новый председатель Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО Ю.Е. Карлов положительно оценивал перспективу возвращения в ЮНЕСКО США и Англии, ссылаясь на то, «что общественное мнение в этих странах все активнее воздействует на свои правительства, выступая за возвращение в ЮНЕСКО»[86].

Нужно заметить, что на постепенное возвращение СССР к позициям защиты универсальности не малое влияния имела, начавшаяся в стране перестройка, о чем говорил и сам член политбюро ЦК КПСС, министр иностранных дел СССР, Э.А. Шеварднадзе во время своего выступления в ЮНЕСКО 13 октября 1988 года. Благодаря ей в СССР появилось новое представление о понятии универсальности, подразумевающее уже не только всеохватывающее представительство в ЮНЕСКО, но и «принцип единого человечества, единого взаимосвязанного и взаимозависимого мира»[87]. Иначе говоря, по словам, Э.А. Шеварднадзе это означало, что «наши <общие> решения должны быть общим знаменателем интересов и потребностей не только для Востока или Запада, Севера или Юга, но для всей человеческой семьи»[88]. А это было, конечно, изменением к лучшему, так как подразумевало приоритет нравственного начала и общечеловеческих ценностей над идеологий. И в рамках этих перемен СССР впервые признал свои ошибки.

До обозначенного момента, даже понимая, что противостояние СССР и США в рамках ЮНЕСКО неизбежно приведет к обострению международной обстановки и кризису Организации, СССР неизменно возлагал всю вину на Соединенные Штаты. Так подводя итоги 23-й сессии Генеральной конференции Ю.М. Хильчевский указывал, что все государства стремились прийти к консенсусу, «…несмотря на довольно изолированную и неконструктивную позицию отдельных делегаций, чаще всего одной делегации»[89], подразумевая, конечно, США. Представители СССР не раз отмечали вполне справедливо, что главное сейчас для ЮНЕСКО – это дать возможность всем «поработать в спокойной обстановке и осуществить рекомендованные реформы, а не вносить новые, подчас непродуманные и туманные предложения, способные лишь порождать нервозность, неуверенность и отвлекать Организацию от выполнения ее уставных задач»[90]. Однако все они отказывались признать последний грех и за собой и обвиняли лишь США. Так в заявлении постоянного представительства СССР при ЮНЕСКО указывалось, что «ни для кого не секрет, что на 121-й сессии Исполнительного совета делегация США без всякого стеснения занималась обструкцией, внося бесчисленное количество предложений, которые были совершенно неприемлемы даже для ее западных коллег»[91]. А Ю.Е. Карлов, говоря о том, что «в ЮНЕСКО практические дела начали нередко подменяться пропагандистскими упражнениями», добавлял, что «не Советский Союз был причиной этой болезни Организации»[92]. И только Шеварднадзе впервые высказал то, что задумываясь о причинах выхода «трех уважаемых членов Организации» и ее «предкризисном состоянии», из-за которого «ее богатейший потенциал не был раскрыт и использован в полной мере», «мы не снимаем вины и c себя»[93]. И далее он добавил: «Подчас, поддаваясь влиянию конфронтации, силясь противостоять навязыванию идей, которые не могли принять, действовали по принципу “острие против острия”. Принцип органической для ЮНЕСКО “веротерпимости” подрывался чрезмерной идеологизацией подходов»[94].

Однако, отмечая все достоинства «начавшегося ренессанса ЮНЕСКО», о котором говорилось в выступлении, не стоит его преувеличивать. Так, несмотря на предпринимавшиеся «в духе происходящей…перестройки» меры по повышению эффективности деятельности национальной Комиссии по делам ЮНЕСКО, о которых в своем интервью говорил А.Л. Адамишин (например, такие как значительное расширение ее состава за счет «деятелей науки, культуры, образования всех союзных республик – цвета отечественной интеллигенции, представителей широкого круга общественных организаций»[95]), делегация СССР продолжала ставить перед Организацией те же самые цели, что и до этого. Более того, в программе ЮНЕСКО на 1988-89 годы предлагалось сделать «особый акцент на мероприятия, которые носили бы итоговый характер, завершали бы проделанную в течение шести лет работу, содействуя наиболее эффективным образом распространению идей мира, разоружения, международной безопасности…»[96]. А в качестве основных направлений исследовательской работы предлагались в том числе: «Предотвращение угрозы опасности ядерной войны, создание мирового общественного мнения в пользу разоружения», «Формирование нового политического мышления в ядерный век», «Новый международный информационный порядок – глобальная проблема всего человечества», «Бедственное положение развивающихся стран – крупнейшая общемировая проблема» и т.д.[97].

Следовательно, можно заключить, что, признавая за собой ошибки, СССР не отходил от своих основных направлений деятельности в ЮНЕСКО, которые лишенные теперь идеологического налета становились в действительности позитивными. Однако признание своих ошибок было немного запоздалым, так как США и Англия уже покинули Организацию, и компромисс стал делом достаточно долгого времени. К тому же признание ошибок, ни сколько не отменяло факта их существования, и следует признать, что сложившаяся в результате ситуация, была одинаково невыгодна как для СССР, так и для всей Организации в целом. Верно, однако, и то, что в кризисе Организации равно были повинны и страны Запада, правительства которых еще долго отказывались встать на путь покаяния. Тем не менее, Организации удалось преодолеть кульминационный момент кризиса, и постепенно ситуация в ней стала налаживаться.

Заключение

Рассмотрев различные причины, по которым США покинули Организацию, а так же политику СССР в ЮНЕСКО, предшествовавшую этому событию и последовавшую за ним, можно прийти к нескольким выводам.

Во-первых, выход США из ЮНЕСКО, главным образом, был связан с действиями СССР в рамках Организации. Многие из этих действий, как затем признали в самом Советском Союзе, являлись не конструктивными и вели к эскалации напряженности между социалистическими странами и Западными державами.

Во-вторых, несмотря на изначальную идеологическую и антиимпериалистическую направленность многих действий СССР, его представители не стремились к тому, чтобы вынудить США и Англию выйти из ЮНЕСКО, и тем самым обеспечить свое доминирование в Организации, так как сложившееся в таком случае положение было невыгодно самому Советскому Союзу, и оборачивалось кризисом для ЮНЕСКО.

В-третьих, наступивший все-таки кризис ЮНЕСКО был связан с дестабилизирующими действиями США, падением престижа Организации, как органа действенного международного сотрудничества, но, главным образом с финансовыми затруднениями. СССР, взносы которого были не столь значительны, как взносы, покинувших государство стран, смог предложить, однако, свою программу реформ. Осуществление этой программы позволило к тому же решить и проблемы «недопредставленности» социалистических стран в ЮНЕСКО, что также повысило влияние СССР в Организации.

В-четвертых, страны, покинувшие ЮНЕСКО, тем самым признали свое поражение в борьбе против и без того увеличивающегося влияния СССР и отказались от попыток что-либо изменить в свою пользу. Тем самым они облегчили путь СССР к достижению поставленной цели. Встав на защиту Организации в кризисной для нее ситуации, СССР, смог поднять и свой престиж в мире, в то время как действия Западных держав не пользовались популярностью у общественности.

В-пятых, несмотря на полученную СССР почти, что монополию в ЮНЕСКО, это не стало решением поставленных им задач, поэтому постепенно представители СССР начинают говорить о желательности возвращения США и Англии в состав Организации. Начавшаяся в стране перестройка так же способствовала пересмотру ситуации с общечеловеческих, нравственных позиций. Благодаря этому СССР встал на путь признания собственных ошибок, отхода от идеологического радикализма и дальнейшего расшатывания стабильности в мире.

В итоге, к началу 90-х годов Организации удалось выйти из кризиса, а с развалом СССР и падением большинства социалистических режимов, вопрос идеологических разногласий в ЮНЕСКО сам собой отошел на задний план. За этим последовало и восстановление ее универсальности. Однако опыт прошлого должен быть принят во внимание, напоминая, что следует избегать чрезмерной конфронтации и исходить в первую очередь из общечеловеческих позиций, а не своих узких интересов при решении глобальных проблем, стоящих перед человечеством.

Список использованной литературы

Источники:

1. СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989. Т. I-II.

2. http://www.unesco.ru

Историография:

1. Гришаева Л.Е. Деятельность СССР в Организации Объединенных Наций. М., 1990. Т. I-II.

2. Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986.

Литература

  1. СССР и ЮНЕСКО: Документы и материалы 1954-1987: В 2-х тт. М., 1989.
  2. Международные нормативные акты ЮНЕСКО. Конвенции, соглашения, протоколы, рекомендации, декларации. М., 1993.
  3. UNESCO and Human Rights. P., 1999.
  4. Казакова Е. ЮНЕСКО. Екатеринбург, 1998.
  5. Негин М. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. М., 1959.
  6. Салтыков Б. ЮНЕСКО в современном мире // Международная жизнь. 1995. 10.
  7. Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986.
  8. Шреплер Х.А. Международные организации: Справочник. М., 1995.
  9. ЮНЕСКО и современность: к 20-летию деятельности. М., 1966.


[1] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989.

[2] Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986.

[3] Гришаева Л.Е. Деятельность СССР в Организации Объединенных Наций». М., 1990. Т. I-II.

[4] См. там же. Т. II. С. 116.

[5] Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986. С. 5.

[6] Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986. С. 9.

[7] См. там же. С. 12.

[8] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989.Т. II. С. 43.

[9] Устав ЮНЕСКО (www.unesco.ru)

[10] Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986. С. 13.

[11] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989. T. I. С. 315.

[12] См. там же. Т. I. С. 320.

[13] См. там же. Т. I. С. 358.

[14] См. там же. Т. II. С. 64.

[15] См. там же. Т. I. C. 362.

[16] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989.Т. II. С. 44.

[17] См. там же. Т. I. С. 362.

[18] См. там же. Т. II. С. 42.

[19] См. там же.

[20] См. там же.

[21] См. там же.

[22] См. там же.

[23] См. там же. Т. I. С. 367.

[24] См. там же.

[25] См. там же.

[26] См. там же.

[27]См. там же. Т. II. С. 43.

[28] http://www.unesco.ru/ustav-unesco.pdf

[29] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989. Т. I. С. 364.

[30] См. там же. Т. II. С. 43.

[31] См. там же.

[32] См. там же.

[33] См. там же.

[34] Т. I. С. 336.

[35] Т. II. С. 43.

[36] Т. I. С. 327.

[37] Т. I. С. 362.

[38] Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986. С. 3.

[39] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989. Т. I. С. 334.

[40] Уранов Г.В. ЮНЕСКО: к 40-летию деятельности. М., 1986. С. 7.

[41] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989.Т. I. С. 371.

[42] См. там же.

[43] См. там же. Т. I. С.322.

[44] См. там же.

[45] См. там же. Т. I. С. 320-322.

[46] См. там же. Т. I. С. 322.

[47] См. там же. Т. I. С. 320.

[48] См. там же. Т. I. С. 321.

[49] См. там же. Т. I. С. 370.

[50] См. там же.

[51] См. там же. Т. I. С. 362.

[52] Гришаева Л.Е. Деятельность СССР в Организации Объединенных наций. М., 1990. Т. II. С. 118.

[53] См. там же. Т. II. С. 205-206.

[54] См. там же. Т. II. С. 206.

[55] См. там же.

[56] См. там же. Т. II. С. 207.

[57] См. там же. Т. II. С. 204.

[58] См. там же. Т. II. С. 211.

[59] См. там же. Т. II. С. 206.

[60] См. там же. Т. I. С. 370.

[61] См. там же. Т. II. С. 52.

[62] См. там же. Т. I. С. 339.

[63] См. там же. Т. I. С. 359.

[64] См. там же.

[65] См. там же. Т. I. C. 317.

[66] См. там же. Т. II. С. 60.

[67] См. там же. Т. I. С. 65-66.

[68] См. там же. Т. I. С. 354.

[69] См. там же.

[70] См. там же. Т. I. С. 316.

[71] См. там же.

[72] http://www.unesco.ru/ustav-unesco.pdf

[73] СССР и ЮНЕСКО: документы и материалы, 1954-1987. М., 1989. Т. I. С. 317-318.

[74] См. там же. Т. I. С. 318.

[75] См. там же. Т. I. С. 318-319.

[76] См. там же. Т. I. С. 362.

[77] См. там же. Т. I. С. 376.

[78] См. там же.

[79] См. там же. Т. I. С. 335.

[80] См. там же. Т. I. С. 335.

[81] См. там же. Т. I. С. 319.

[82] См. там же.

[83] См. там же. Т. I. С. 335.

[84] См. там же.

[85] См. там же. Т. II. С. 40-41.

[86] См. там же. Т. I. С. 397.

[87] См. там же. Т. I. С. 21.

[88] См. там же.

[89] См. там же. Т. I. С. 370.

[90] См. там же. Т. I. С. 362.

[91] См. там же. Т. I. С. 335.

[92] См. там же. Т. I. С. 397.

[93] См. там же. Т. I. С. 20.

[94] См. там же.

[95] См. там же. Т. I. С. 384.

[96] См. там же. Т. I. С. 373.

[97] См. там же. Т. I. С. 377-378.


Автор: Сафонова Ю.А. Москва, 2005 г.

Главная | Разное | Форум | Контакты | Доклады | Книги | Фильмы | Источники | Журнал |

Макарцев Юрий © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmaster@historichka.ru