Главная Форум Доклады Книги Источники Фильмы Журнал Разное Обратная связь

Другие проекты

Учителю истории


Основные вопросы международных отношений в 20—60-е годы XIX в. В развитии международных отношений можно выделить два основных периода. Первый начался после Ахенского конгресса и продолжался до Крымской войны. Основное внимание европейской дипломатии привлекали тогда два главных вопроса: 1) борьба с революционным и национально-освободительным движениями; 2) восточный вопрос.

Второй период начинался после Крымской войны (он завершался франко-прусской войной 1870—1871 гг.). В этот отрезок времени международные отношения концентрировались также вокруг двух главных вопросов: 1) процесса объединения Италии и Германии в Европе; 2) Гражданской войны в Америке. Сквозной проблемой через оба периода проходил колониальный вопрос.

«Венская система» в первой половине XIX века

1. Священный союз в борьбе с революционным движением в Европе. Расшатывание «венской системы»

Защита феодально-абсолютистского «статус-кво» в Италии. Контрреволюционная доктрина вмешательства (декларация 12 мая 1821 г.).

Неустойчивость «венской системы» обнаружилась сразу после ее

566


создания. Участники Священного союза не сумели превратить его в инструмент эффективного противодействия революционным процессам и форум разрешения спорных международных проблем.

Ахенский конгресс 1818 г. лишь расширил число великих держав до пяти (пен-тархия), и именно эти пять стран (Англия, Россия, Австрия, Пруссия и Франция) вершили судьбами Европы в 20-х годах XIX в.

Самой серьезной проблемой, с которой столкнулась пентархия вскоре после Ахейского конгресса, стала проблема поднимавшейся новой революционной волны. С 1819 г. в ряде стран Западной Европы (германские и итальянские государства, Испания, Португалия и др.) множились выступления против феодально-абсолютистских порядков.

Первый удар реакция обрушила на демократическое движение в германских государствах (секретная австро-прусская конвенция 1 августа 1819 г. в Теплице о совместных репрессивных акциях против германских радикалов). Надежды на обещанные в 1813—1815 гг. в германских государствах конституционные реформы «сверху» рухнули.

Иная ситуация сложилась в Испании, Португалии и Неаполитанском королевстве в 1820 г. Там в результате революций, под нажимом «снизу» были введены конституции.

Для определения политики Священного союза в отношении этих революций в октябре 1820 г. в Троппау (Опава) был созван второй после Ахена конгресс, продолживший в 1821 г. свою работу в Лайбахе (Любляне). Центральное место на конгрессе, где участвовали представители Австрии, России, Пруссии, Англии и Франции, заняло обсуждение событий в Неаполитанском королевстве. Меттерних предложил использовать австрийские войска для подавления Неаполитанской революции. Однако Англия и Франция, опасаясь нарушения «европейского равновесия» в результате оккупации Австрией значительной части Апеннинского полуострова, первоначально выступили против этой акции.

Решающее слово здесь принадлежало Александру I. Он придерживался на первых порах концепции о Священном союзе как «всеевропейской» организации и был сторонником принципа консенсуса (единства акций) всех главных его членов. Лишь убедившись, что Англия и Франция не станут противодействовать контрреволюционной акции Священного союза в Италии, Александр I санкционировал австрийскую интервенцию. Предварительно он получил письменные гарантии Меттер-ниха, что его войска, подавив неаполитанскую революцию, немедленно покинут Юг Италии.

К концу работы конгресса в Троппау — Лайбахе реакционные творцы Священного союза попытались узаконить контрреволюционную доктрину вмешательства в дела других государств. 12 мая 1821 г. была принята декларация трех монархов (России, Австрии и Пруссии) об открытой вооруженной борьбе Священного союза с революционными движениями во всем мире.

Интервенция Священного союза в Испании (1823)

Отход Англии от согласованной политики Четверного союза. Третий конгресс Священного союза в Вероне (Северная Италия) собрался в октябре 1822 г. для организации вооруженной интервенции против революционной Испании. Россия, Австрия и Пруссия по-прежнему выступали единым фронтом. В Вероне к ним безоговорочно присоединилась Франция, где к тому времени к власти пришли твердолобые ультра-роялисты (правительство Виллеля).

Иную позицию заняла Англия. Начало Веронского конгресса совпало с усилением англо-русских противоречий, прежде всего на Ближнем Востоке. Возобновилось также традиционное англо-французское соперничество, особенно на Пиренейском полуострове и в Латинской Америке, где Англия и Франция стремились политическими и торгово-экономическими методами заменить Испанию и Португалию, терявших контроль над своими латиноамериканскими колониями.

Главное место на конгрессе в Вероне занял вопрос о революциях на Пиренейском полуострове. Углубление революций в Испании и Португалии побудило участников Священного союза выступить за их подавление силами Франции. Англия, стремясь подорвать влияние последней, выска-

567


залась против французской интервенции. Все же в ноябре 1822 г. четыре участника конгресса (Россия, Австрия, Пруссия й Франция) приняли окончательное решение задушить Испанскую революцию.

Весной 1823 г. французский экспедиционный корпус пересек Пиренеи и в мае 1823 г. занял Мадрид. Революция была жестоко подавлена. Реакция торжествовала победу, но участники пентархии лишились поддержки Англии. Опираясь на все растущую промышленную мощь Великобритании, ее новый министр иностранных дел Дж. Каннинг предпочел вернуться к традиционной английской политике «свободы рук». Отход Англии от согласованных действий пентархии имел далеко идущие последствия: это вновь вело к расколу Европы на сепаратные союзы и коалиции.

Отношение европейских держав к революциям 1830—1831 гг. во Франции, Бельгии и польскому восстанию 1830— 1831 гг.

Новый серьезный кризис в европейских международных отношениях наступил в начале 30-х годов. Свершившиеся одна за другой революции 1830 г. во Франции и Бельгии еще больше углубили главное противоречие международных отношений 1815—1850 гг. — соперничество Англии и России. Луи Филипп Орлеанский сделал основную ставку на англо-французское сближение. Одним из первых актов согласованных действий Англии и Франции стала их политика в отношении Бельгии. Оба правительства — по разным своекорыстным интересам — были заинтересованы в отделении Бельгии от Голландии и создании на перекрестке важных западноевропейских торговых путей небольшого «буферного» бельгийского государства. Именно поэтому Англия и Франция в соответствии с практикой, установившейся после Ахенского конгресса Священного союза, выдвинули план передачи решения бельгийского вопроса на рассмотрение конференции послов пяти великих держав в Лондоне.

Революционными событиями во Франции и Бельгии больше всех был напуган Николай I. Первоначально царь был настроен очень решительно. Однако организовать антифранцузскую и антибельгийскую коалицию по образцу коалиций конца XVIII — начала XIX в. Николаю не удалось. Во-первых, Австрия и Пруссия, занятые борьбой за влияние на германские государства и искавшие для этого дипломатической поддержки Англии и Франции, не захотели примкнуть к новому антиреволюционному «крестовому походу». Во-вторых, пока Николай I ожидал вестей от своих посланцев из Вены и Берлина, в Королевстве Польском вспыхнуло национально-освободительное восстание 1830—1831 гг., потребовавшее у царизма значительных сил для его подавления.

Англия и Франция, не оказав полякам никакой реальной помощи, тем не менее в дипломатическом плане немедленно связали бельгийский и польский вопросы. В обмен на молчаливое согласие Англии и Франции не мешать царю (при поддержке Австрии и Пруссии, заключивших с Николаем I военную конвенцию) расправляться с польскими повстанцами, Россия согласилась направить своего представителя на лондонскую конференцию послов великих держав. Там в декабре 1830 — январе 1831 г. были подписаны протоколы о признании независимого бельгийского государства и о его постоянном нейтралитете. Система венских границ 1815 г. дала первую трещину.

Революции 1848—1849 гг. и кризис «венской системы»

Революционная волна 1848—1849 гг. нанесла новый удар по принципам «венской системы», предусматривавшим согласованные действия пяти великих держав по охране «трактатов 1815 года» и борьбе с «революционным духом». Англия уже отошла от общей с другими державами политики. В 30-х годах схожую политику стала проводить Июльская монархия во Франции. Что касается Пруссии и Австрии, то их правящие круги были деморализованы развернувшимися там в 1848 г. революционными событиями.

Самым слабым звеном «венской системы» оказалась Австрийская империя. Именно в ней послышались первые далекие раскаты грозного 1848-го года (неудачное польское восстание 1846 г. в Галиции), и именно против «трактатов 1815 года» в Северной Италии началась война Сардинского королевства (Пьемонта) с оккупационным корпусом австрийского фельдмаршала Радецкого летом 1848 — весной 1849 г. И хотя эта первая австро-итальян-

568


екая война закончилась поражением Пьемонта, уже к концу 1848 г. стало ясно, что без иностранной военной помощи извне Австрийская монархия вряд ли сама справится с внутренними потрясениями. В августе 1849 г. царские войска совместно с австрийской армией раздавили венгерскую революцию и спасли Габсбургскую монархию от развала.

Усилившееся после революций 1848— 1849 гг. соперничество Пруссии и Австрии в Германии поставило под угрозу распада последний оплот Священного союза — союз трех реакционных монархов России, Австрии и Пруссии. В 1850 г. из-за новой вспышки соперничества в Германии (Пруссия пыталась создать под своей эгидой унию северогерманских государств) дело едва не дошло до австро-прусской войны. Но Пруссии и на этот раз пришлось пойти на уступки: в ноябре 1850 г. в Оль-мюце (Оломоуц, Чехия) при посредничестве русского посла в Вене было подписано австро-прусское соглашение, которое означало полную капитуляцию («Ольмюцкое унижение») Пруссии. Год спустя в Дрездене общегерманский сейм восстановил Германский союз в том виде, как он был создан на Венском конгрессе, т. е. под главенством Австрии.

К середине XIX в. революции 20-х, 30-х и 40-х годов подорвали устои «венской системы» и вызвали ее глубокий кризис. Однако полный ее крах произошел в 50-х годах из-за резкого обострения противоречий в связи с восточным вопросом, которое привело к войне между бывшими участниками Священного и Четверного союзов.

2. Восточный вопрос и обострение противоречий европейских держав в 20—50-х годах. Развал «венской системы»

Большое влияние на всю систему международных отношений с 20-х годов начинает оказывать восточный вопрос.

Политика европейских держав и греческая революция

Адрианопольский мир 1829 г. Первое после окончания наполеоновских войн обострение восточного вопроса было связано с греческим восстанием, начавшимся в марте Г821 г. Первоначально великие державы, занятые на конгрессе в Лайбахе Неаполитанской революцией, не проявили желания вмешиваться в балканские дела. Греческую революцию они квалифицировали как «бунт» против законного государя (султана), и грекам было отказано в поддержке. Вместе с тем в русских правящих кругах понимали, что бросить греков на произвол судьбы —- значило бы потерять влияние среди христианского (православного) населения Оттоманской Порты, которое со времен Екатерины II было важным фактором укрепления позиций России в военно-дипломатическо1" борьбе вокруг восточного вопроса. Александр I попытался найти выход из этой сложной ситуации: он вынес греческий вопрос на обсуждение международных форумов.

Однако ни начавшиеся в марте 1822 г. в Вене переговоры, ни обсуждение греческого вопроса на конгрессе Священного союза в Вероне (октябрь — декабрь 1822 г.) не дали никаких результатов. Но по мере углубления и расширения греческой революции международная ситуация вокруг борьбы греков против османских поработителей стала меняться. В марте 1823 г. Дж. Кан-нинг, опасаясь потери влияния Англии в Греции, официально объявил греков не «бунтовщиками», выступающими против «законного государя», а воюющей стороной. Фактически это был первый шаг к признанию независимости Греции от Османской империи.

Действия англичан в восточном вопросе вновь активизировали русскую дипломатию, которая стремилась добиться коллективного вмешательства союзных держав в греко-турецкий конфликт. Однако все попытки России наталкивались в первой половине 20-х годов на противодействие, прежде всего Англии и Австрии. Тогда, стремясь предотвратить неминуемое поражение греков, Россия решилась на самостоятельные действия: на границе с Турцией стали концентрироваться русские армии.

Чтобы помешать одностороннему вмешательству России в греко-турецкую войну и не допустить усиления ее влияния на Ближнем Востоке, Англия пошла на заключение с Россией двустороннего соглашения по греческому вопросу (Петербургский протокол 4 апреля 1826 г.). Греция по этому соглашению получала автономию с уплатой Порте ежегодной дани. Англия

569


должна была предложить свое посредничество в греко-турецкой войне. В случае отказа Порты державы могли добиваться претворения соглашения в жизнь «общими или единоличными» действиями в пользу Греции.

Турецкий султан, пользуясь военной поддержкой одного из своих могущественных вассалов — египетского Мухамед-али паши, вознамерился быстро и решительно подавить греческую революцию. В апреле— июле 1826 г. хорошо вооруженный египетский экспедиционный корпус нанес серию тяжелых поражений греческим повстанцам. Одновременно янычары начали массовую резню мирного населения. Греческая революция оказалась на грани гибели. В этой ситуации большое влияние на политику правительств оказало развернувшееся в Европе общественное движение в поддержку восставших греков (филэлли-низм).

В июле 1827 г. в Лондоне был подписан договор по греческому вопросу между Англией, Россией и Францией, в основном повторявший содержание Петербургского протокола. 20 октября союзная англо-русско-французская эскадра в битве при На-варине наголову разбила и потопила турецко-египетский флот. Греческая революция была спасена.

В мае 1828 г. ввиду отказа Порты от уступок в греческом вопросе и от ранее заключенных торговых соглашений Россия объявила войну Турции и одержала нелегкую победу. 14 сентября 1829 г. в Адрианополе русские представители продиктовали уполномоченным султана мирные условия. Договор подтверждал право Сербии, Валахии и Молдовы на автономию и расширял ее (для Дунайских княжеств). Россия окончательно закрепилась на Черноморском побережье Кавказа и усилила свои позиции в Закавказье, где к ней отошли некоторые населенные христианами районы Османской империи (Каре и др.).

Адрианопольский мир создал необходимые военно-политические предпюсылки для юридического закрепления греческой независимости. 3 февраля 1830 г. на лондонской конференции послов был подписан протокол о создании на Балканах греческого королевства во главе с принцем из баварского королевского дома. Первое в

XIX в. обострение восточного вопроса (1821 —1829) завершилось крупным поражением П0Рты и значительным усилением позиций России и Англии в восточном вопросе.

Турецко-египетские конфликты. Ункяр-Искелесийский договор (1833) и Лондонские конвенции 1840—1841 гг.

Победа Греческой революции в 1830 г. и Адрианопольский мир фактически поставили Османскую империю перед угрозой полного развала. В этих условиях египетский паша Мухамед-али решил предпринять стремительное наступление на Константинополь. Как максимум паша рассчитывал свергнуть султана и занять его трон, как минимум— добиться независимости Египта. Операция началась в 1832 г. занятием Сирии; в 1833 г. египетские войска в битве под Конией на Анатолийском плато наголову разбили войска султана. Дорога на Константинополь была открыта. Турецкий султан Махмуд II срочно обратился за военной поддержкой к Англии, Франции и России. Но лишь Николай I немедленно откликнулся на просьбу султана о военной помощи. На военно-транспортные суда в Черном море был посажен экспедиционный корпус, который прибыл в Босфор для вооруженной защиты Константинополя от египтян.

Только после того как русская военная эскадра появилась у стен Константинополя, английский и французский послы начали активно действовать. Им удалось добиться в мае 1833 г. заключения перемирия и тем самым предотвратить дальнейшее движение египетских войск к турецкой столице. Однако султану нужны были гарантии на случай нового наступления египетских войск. Эти гарантии он решил получить от России. Так родился русско-турецкий союзный договор 8 июля 1833 г., подписанный в местечке Ункяр-Искелеси, расположенном на азиатском побережье Босфора. Договор гарантировал султану вооруженную помощь России на случай нового египетского вторжения, а взамен Махмуд II обязался беспрепятственно пропускать через проливы не только русские торговые, но и военные суда. Ункяр-Иске-лесийский договор стал апогеем успехов царской России в отношениях с Турцией, но одновременно он означал конец англо-


русского компромисса 1826—1827 гг. в восточном вопросе.

Все семь лет, до 1840 г., на срок которых был заключен договор 1833 г., прошли в упорной борьбе Англии и Франции за его нейтрализацию и замену другим, международным соглашением о черноморских проливах. Инициатором этой борьбы стал английский дипломат лорд Пальмерстон, возглавивший на целые 35 лет (1830—1865) британский Форин Оффис.

При общности целей у Каннинга и Пальмерстона наблюдалось существенное различие методов. Если первый в восточном и колониальном вопросах действовал преимущественно традиционным для Великобритании XVII—XVIII вв. методом пушек и финансовых субсидий, то второй шел к тем же целям посредством торговли — наводнением стран Востока английскими промышленными товарами. Русские купцы не выдерживали конкуренции с англичанами на турецких рынках. В этом коренилась объективная причина постепенного падения влияния России в Турции, несмотря на выгодные условия политического соглашения 1833 г. с султаном.

Плоды этой новой «экономической дипломатии» Пальмерстона сказались через шесть лет после заключения Ункяр-Иске-лесийского договора. В 1838 г. Англия навязала Махмуду II неравноправный торговый договор. Британские промышленные товары широким потоком устремились во все провинции Порты, вызывая негодование русских и французских купцов. Египетский паша увидел в обострении англофранцузских разногласий на Востоке новый удобный повод добиться полной политической независимости от султана при сохранении за собой Сирии, острова Крита и других завоеванных территорий. Мухамед-али отказался распространить условия договора 1838 г. на подвластные ему земли. Тогда Пальмерстон спровоцировал новый турецко-египетский конфликт. В 1839 г. началась вторая турецко-египетская война, которая и на этот раз завершилась полным разгромом турецких войск.

Следуя совету Пальмерстона, султан обратился теперь за помощью не к одной России, а ко всем великим державам. Махмуд II все более подпадал под контроль англичан; это означало, что и контроль над проливами мог вскоре полностью перейти к Великобритании. В этих условиях выдвинутая Пальмерстоном идея коллективной международной гарантии свободы мореходства представлялась царской дипломатии наименьшим злом по сравнению с перспективой потери всякого влияния на султана. Так возникли Лондонские конвенции 1840  и 1841 гг. о коллективных гарантиях великих держав территориальной целостности Оттоманской империи и международном правовом режиме черноморских проливов.

Объективно эти конвенции были направлены против России, ибо отныне никакое двустороннее соглашение с Турцией (чем со времен Екатерины II до 1833 г. постоянно пользовалась русская дипломатия) не могло касаться режима проливов. Новое обострение восточного вопроса в 30-х — начале 40-х годов закончилось дипломатическим поражением николаевской России.

Крымская война 1853—1856 гг. Поражение России и крах «венской системы»

С конца 40-х годов открывается следующая фаза восточного вопроса, отмеченная упорными усилиями России, использовавшей временное ослабление международных позиций Франции, Австрии и Пруссии в результате революций 1848 г., пересмотреть Лондонские конвенции 1840 — 1841  гг. силой оружия. Основой для такого пересмотра царь считал возросшее влияние России на европейские дела. В качестве предлога для нового вмешательства в восточный вопрос Николай I избрал спор католиков и православных в Иерусалиме о том, кому из них хранить «ключи» от христианских церквей, где якобы находился «гроб господень». Инициатива в раздувании дипломатического скандала вокруг «ключей от гроба господня» принадлежала Франции. Турецкое правительство лавировало между Россией и Францией. Сначала

1 Со времен крестовых походов христианские церкви в Иерусалиме («святые места») находились под покровительством папы римского и константинопольского православного патриарха. С XVI в. «ключи» от этих «святых мест» хранило католическое духовенство Иерусалима, но в XVIII в. они перешли к православному духовенству, имевшему мощную поддержку в лице царской России.

571


султан признал право православных хранить «ключи» от «гроба господня», но затем изменил это решение и издал фирман в пользу католиков.

Николай I получил формальное основание обвинить Турцию в нарушении Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г., поскольку он признавал право России на защиту религиозных интересов христиан. В январе 1853 г. в Константинополь на военном фрегате было отправлено посольство для предъявления ультиматума о «святых местах». Под давлением англичан турки отклонили ультиматум. В октябре Турция объявила войну России. 30 ноября 1853 г. черноморская эскадра под командованием адмирала П. С. Нахимова ворвалась в Синопскую бухту и полностью уничтожила турецкий флот на Черном море.

После этой победы события круто изменились: Англия и Франция сумели договориться о совместных действиях и в начале января 1854 г., ссылаясь на Лондонский протокол 1841 г., ввели в Черное море соединенную военно-морскую эскадру из новейших паровых судов под предлогом защиты турецкой морской торговли и портов.

В сентябре 1854 г. союзные франко-англо-турецкие войска (позднее к ним присоединились войска Сардинского королевства) высадились в Крыму. Русские солдаты и офицеры во время 11-месячной обороны Севастополя героически сражались против вторгнувшихся на территорию России войск союзников, обладавших превосходством в вооружении. Однако в целом кампания закончилась крупным военно-политическим поражением самодержавия Николая I.

25 февраля 1856 г. в Париже открылся мирный конгресс участников Крымской войны. Политически самым тяжелым для России условием подписанного 30 марта 1856 г. Парижского договора явилась военная нейтрализация Черного моря. Таким образом, Россия, столько лет боровшаяся за выход к Черному морю, лишалась права иметь там военно-морской флот (после Крымской войны предстояло создать новый флот на совершенно иной — паровой — основе). Последующие годы отмечены упорным стремлением русской дипломатии отменить унизительное для государственного престижа России условие Парижского мира — это требование Петербург включал во все международные переговоры конца 50—60-х годов.

Однако значение Парижского мира 1856 г. выходило за рамки только восточного вопроса. По существу, договор означал полный крах всей «венской системы» и потерю прежнего влияния России на европейские дела.

В результате краха «венской системы» после Крымской войны и Парижского мира сложилась новая международная обстановка. Крымская война, подорвав внешнеполитические позиции России, окончательно изменила расстановку сил в Европе после Венского конгресса. Распался австро-русско-прусский союз. Вторая империя Наполеона III стремилась не только окончательно похоронить «трактаты 1815 г.», но и «округлить» территорию Франции на востоке (Бельгия, Люксембург) и на юге (Ницца и Савойя). Одновременно активизировалась французская колониальная политика. Она снова обострила традиционный франко-английский антагонизм; колониальный раздел мира не завершился, и каждая из соперничавших держав еще могла «расширять» свои колониальные владения.

Заметно возросла международная активность Пруссии и Сардинского королевства в период объединения Германии и Италии в ущерб Австрии (с 1867 г. — Австро-Венгрии). Последняя постепенно теряла одну позицию за другой, особенно в Германии и Северной Италии.

Важным фактором в развитии международных отношений становилась активизация политики Франции и Великобритании в Америке в связи с Гражданской войной в США в 60-х годах. Одновременно обострился польский вопрос: вмешательство Великобритании и особенно Франции в польские дела в связи с восстанием 1863 г. заставило Россию пойти на сближение с США. Благожелательный нейтралитет России по отношению к США содействовал выходу северян из дипломатической изоляции.

572


3. Великие державы и объединение Италии и Германии

Одним из непосредственных результатов краха «венской системы» стал процесс объединения Италии и Германии. Поскольку правящие круги Сардинского королевства и Пруссии мыслили эту акцию как исключительно объединение «сверху», они нуждались в поддержке одной или нескольких великих держав. Такая тактика неизбежно превращала объединение Италии и Германии в объект международных противоречий, в предмет дипломатического торга и политических компромиссов.

Итальянский вопрос и пересмотр «трактатов 1815 г.» в Южной Европе

Первым после Крымской войны и развала «венской системы» встал итальянский вопрос. Формальным предлогом для постановки этого вопроса явилось предложение премьер-министра Сардинского королевства графа К. Кавура обсудить на Парижском конгрессе 1856 г. вопрос о выводе австрийских войск из Центральной Италии и о передаче герцогств Пармы и Модены Савойской династии в качестве территориальной компенсации за участие в Крымской войне. Однако главные организаторы конгресса — Англия и Франция — отказались в тот период рассматривать итальянские дела. Тогда сардинская дипломатия изменила тактику: вместо поисков коллективных санкций она сделала ставку на поддержку Франции.

Сложившаяся после Парижского конгресса международная обстановка в Европе благоприятствовала активному вмешательству Франции в итальянские дела. Россия потеряла прежнее влияние в Европе. Пруссия готовила свой вариант объединения Германии «сверху». С 1858 г. в Европе начал распадаться военно-политический союз Франции и Англии периода Крымской войны, что позволило Наполеону III действовать без оглядки на Лондон. Главным стражем «венских трактатов» оставалась Австрия, поскольку их пересмотр в Италии и Германии в первую очередь затрагивал ее границы. Именно поэтому Франция и Сардинское королевство (Пьемонт) в конце 50-х годов были заинтересованы в ослаблении позиций Австрии в Европе. В июле 1858 г. состоялось тайное свидание Наполеона III и Кавура. На условиях передачи Франции Ниццы и Савойи, а Пьемонту — австрийских владений в Северной Италии (Ломбардии, Венеции и Тироля) Наполеон III соглашался начать вместе с Пьемонтом войну против Австрии. Кавур принял эти условия.

19 января 1859 г. был подписан франко-сардинский секретный договор, оформивший союз двух государств против Австрии. В апреле 1859 г. война началась. И хотя военные действия развивались для франко-сардинских войск успешно (австрийская армия терпела одно поражение за другим), Наполеон III очень скоро продемонстрировал, что он вовсе не заинтересован в скорейшем объединении Италии. Не консультируясь с союзником, французский император 8 июля 1859 г. неожиданно заключил с австрийцами военное перемирие. Через три дня Наполеон тайно встретился с австрийским императором, и они заключили сделку: Австрия «уступала» Франции (но не Сардинии) только Ломбардию, которую затем Наполеон III «дарил» Кавуру, за то что последний отдавал Франции Ниццу и Савойю. Но даже Кавур не перенес такого удара: узнав о сделке Наполеона III, он демонстративно подал в отставку, которую, впрочем, сардинский король не принял. Тогда Кавур воспользовался одной оплошностью «союзника». Опасаясь, что такой откровенный пересмотр границ в Южной Европе создаст опасный прецедент для Пруссии и великих держав, Наполеон III включил в австро-французское тайное соглашение оговорку о том, что оно должно быть одобрено международным европейским конгрессом. Но сардинская дипломатия постаралась, чтобы ни одна из великих держав не поддержала идею конгресса.

Тем временем, используя национально-освободительный подъем в северной и центральной Италии, власти Пьемонта с помощью назначенных ими правительственных комиссаров начали в Ломбардии и бывших герцогствах интенсивную подготовку к плебисциту о воссоединении с Сардинским королевством. Видя, что объединение Ломбардии и большей части Центральной Италии вокруг Пьемонта может произойти и без его участия, Наполеон III вынужден был отказаться от идеи конгрес-


са и вновь вступить в переговоры с Каву-ром. В марте 1860 г. была достигнута франко-сардинская договоренность о передаче Ломбардии королю Сардинии и проведении плебисцитов в Центральной Италии, а также в Ницце и Савойе. В результате в апреле 1860 г. основная часть Центральной и часть «австрийской» Северной Италии (Ломбардия) были присоединены к Сардинскому королевству, а Ницца и Савойя включены в состав Франции.

Европейские державы после 1860 г. еще дважды вмешивались в процесс объединения Италии. Сначала Пруссия, заинтересованная в привлечении Италии для вооруженной борьбы с Австрией за объединение Германии «сверху», в апреле 1866 г. заключила с первым общеитальянским королем Виктором Эммануилом II военный союз. В результате поражения Австрии в войне 1866 г. с Пруссией итальянский король получил Венецианскую область (21 октября 1866 г.).

Затем наступила очередь самой сложной проблемы итальянского объединения — римского вопроса. Здесь речь шла не Только о присоединении к Италии сравнительно небольшой папской области, но и о лишении папы римского светской власти, которой он пользовался более тысячи лет. Все попытки итальянского правительства договориться с папой Пием IX наталкивались на его категорический отказ. На защиту папы встали и католические державы — Австрия, Испания, Бельгия и особенно Франция, которая с 1849 г. держала в Риме военный гарнизон. Целые десять лет, с 1860 и по 1870 г., римский вопрос не сходил с повестки дня всех международных переговоров, в которых участвовала итальянская дипломатия. Но лишь поражение Наполеона III во франко-прусской войне позволило итальянскому правительству решить эту последнюю проблему объединения: 20 сентября 1870 г. Рим был занят регулярной итальянской армией.

Объединение Германии «сверху» и возникновение нового баланса сил в международных отношениях

Объединение большей части итальянских земель вокруг Сардинского королевства в 1861 г. создало важный прецедент для замыслов самого сильного в экономическом и военном отношении германского государства — Пруссии. Международная обстановка начала 60-х годов явно складывалась в пользу амбициозных планов ее правящих кругов. В 1863 г. вспыхнуло восстание в Польше. Энергичный поборник объединения Германии «сверху» вокруг Пруссии О. фон Бисмарк, ставший в 1862 г. премьер-министром Пруссии, немедленно обратил себе на пользу обострение международной обстановки вокруг польского вопроса (Англия и Франция ради собственных интересов сочли выгодным выступить с дипломатическим демаршем против России). В январе 1863 г. Россия и Пруссия заключили секретную конвенцию о совместном противодействии повстанцам.

Прусско-русское сближение обеспечило Бисмарку благоприятный нейтралитет России. Сложнее обстояло дело с другим дипломатическим партнером в германских делах — Францией. Но и Наполеона III путем туманного обещания поддержать его претензии на Великое герцогство Люксембургское и Бельгию Бисмарку в 1865 г. удалось временно нейтрализовать. Наполеон III рассчитывал, что предстоящая прусско-австрийская война будет длительной и тяжелой, а это позволит ему, как и в случае австро-сардинского конфликта, выступить посредником и без боя получить Люксембург и Бельгию (подобно Ницце и Савойе).

Победа Пруссии в войне 1866 г. с Австрией опрокинула все прогнозы. Пражский мир 24 августа 1866 г. между Пруссией и Австрией создавал совершенно новую обстановку в Германии. Образованный еще на Венском конгрессе и подтвержденный в 1850 г. во время «ольмюцкого унижения» Пруссии Германский союз во главе с Австрией упразднялся. Вместо него создавался Северогерманский союз. Фактически это означало объединение северогерманских княжеств и вольных городов вокруг Пруссии и создание в Германии нового сильного государства, за пределами которого пока остались лишь южногерманские государства (Бавария, Вюртемберг, Баден и др.).

«Венская система» была окончательно похоронена в Германии и Италии. Но процессы объединения Германии (южногерманские княжества) и Италии (римский

574


вопрос) оказались к концу 60-х годов еще незавершенными. И в римском, и в южногерманском вопросах главным противником Италии и Пруссии выступала Франция. Франко-прусский антагонизм и напряженные итало-французские отношения становятся главным фактором международных отношений второй половины 60-х годов XIX в.

Попытки Наполеона III помешать окончательному объединению Италии и Германии успеха не имели. Дипломатическая изоляция Франции росла. Она отчетливо проявилась во время франко-прусской войны 1870—1871 гг., когда ни одна из крупных европейских держав не поддержала Наполеона III. Наоборот, все они объединились в Лигу нейтральных стран, инициаторами создания которой стали Италия и Россия. Дипломатия обеих держав использовала Лигу для решения собственных проблем. Италия в сентябре 1870 г. денонсировала франко-итальянскую конвенцию 1864 г. о неприкосновенности владений папы римского, а Россия в октябре 1870 г. (циркуляр канцлера А. М. Горчакова) объявила об отмене статей о военной нейтрализации Черного моря, содержавшихся в Парижском трактате 1856 г. Лондонская конференция послов в марте 1871    г. санкционировала односторонние действия как России, так и Италии.

4. Англия, Франция, Россия и Гражданская война 1861 — 1865 гг. в США. Военная интервенция европейских держав в Мексику

В начале 60-х годов внимание европейской дипломатии было привлечено к Новому Свету в связи с начавшейся Гражданской войной в США. Она обострила давно назревавшее англо-американское торгово-промышленное соперничество (к 1861 г. США почти догнали Великобританию по тоннажу торгового флота, заняв второе место в мире по морским торговым перевозкам) и оживила планы старых колониальных держав (Испании, Франции), которые, воспользовавшись ослаблением США, стремились вновь укрепить свои колониальные позиции в Америке.

Провал англо-франко-испанской интервенции в Мексике

Активное вмешательство европейских держав в американские дела началось с вооруженной интервенции в Мексику, где в 1854—1860 гг. произошла буржуазная революция. Используя в качестве предлога мексиканские международные долги, Англия, Франция и Испания заключили в октябре 1861 г. в Лондоне конвенцию о превентивной военной оккупации Атлантического побережья Мексики в качестве гарантии ее кредитоспособности. В декабре 1861 г. в Мексике высадились сначала испанские, а в январе 1862 г. к ним присоединились английские и французские войска.

Однако вскоре интервенты перессорились: Наполеон III воспользовался высадкой интервенционистских войск для реализации далеко идущих планов — превратить Мексику в опорный пункт для создания «латинской империи» под протекторатом Франции в Новом Свете. Такое усиление позиций Франции в Латинской Америке не входило в расчеты Англии и Испании. Поэтому уже в феврале 1862 г. обе страны подписали с революционным правительством Хуареса соглашение об отсрочке мексиканских долгов и в марте вывели свои войска из Мексики. Но Наполеон III отказался последовать их примеру и ввязался в затяжную мексиканскую авантюру, окончившуюся лишь в 1867 г. полным поражением Франции.

Угроза военной интервенции Англии и Франции в США и позиция России

В 1862 г. возникла реальная угроза аналогичной вооруженной интервенции Англии и Франции в США. Английское правительство, формально объявив в 1861 г. о своем нейтралитете в войне Севера и Юга, фактически активно поддерживало южан, готовясь к непосредственному участию в Гражданской войне на стороне Конфедерации. Эта вооруженная интервенция планировалась Пальмерстоном, подобно мексиканской, как коллективная акция трех держав—Великобритании, Франции и России. Наполеона III долго уговаривать не пришлось — он давно рвался к вооруженному вмешательству в дела Нового Света. Однако русская дипломатия отнюдь не была склонна безоговорочно следовать за Англией и Францией в международных делах — память об англо-французской коалиции и поражение в Крымской войне

575


надолго сохранилась в правящих кругах России.

В то же время отношения России и США носили дружественный характер. В Петербурге не забывали, что именно правительство США в период Крымской войны не только объявило о своем нейтралитете, но и своевременно предупредило Россию о готовящейся атаке соединенной англофранцузской эскадрой ее дальневосточных портов. Непосредственным поводом к позиции нейтралитета России в войне Севера и Юга была демонстративно враждебная царизму своекорыстная линия Англии и Франции в польском вопросе 1863 г.

Правительство Александра II в ноябре 1862 г. отказалось участвовать в интервенции против северян. Немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что агрессивные намерения Наполеона III в отношении северян вызвали бурю возмущения демократической общественности Европы и Америки. В итоге план вооруженного вмешательства европейских держав в дела США провалился.

Главная | Разное | Форум | Контакты | Доклады | Книги | Фильмы | Источники | Журнал |

Макарцев Юрий © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmasters at historichka.ru