Главная Форум Доклады Книги Источники Фильмы Журнал Разное Обратная связь

Другие проекты

Учителю истории


Всеволод Большое Гнездо как правитель

Введение

А) актуальность выбранной темы

Время правления Всеволода III – безусловно важная веха в истории Русской земли, яркий момент, вспышка света в мрачных условиях раздробленности. Эта тема как тема власти, несомненно, очень актуальна была всегда и остается актуальной по сей день. Она интересна тем, что князь стоит у истоков формирования монархической идеи. Всеволод – один из первых властителей, который воплотил в себе черты самодержавного правителя. Хотя в отечественной литературе однозначное предпочтение отдается Андрею Боголюбскому, фигура брата закрывает Всеволода. Некоторые исследователи полагают, что князь ничего нового не сделал, что он только закрепил успехи брата, и даже наоборот, способствовал усилению и продолжению раздробленности (имея ввиду междоусобицу его сыновей после его смерти). Поэтому нам необходимо в этом, попытаться увидеть в князе черты самодержца, понять, что же на самом деле сделал Всеволод.

Б) цели и задачи исследования

Исходя из этой проблемы, целью работы будет показать формирование идеи самодержавного правителя, учитывая при этом, что Владимиро-Суздальское княжество – наследник Киевской Руси.

Для достижения поставленной цели необходимо выделить те черты Всеволода как правителя, которые были присущи киевской традиции, и выделить новации. Для этого нужно рассмотреть и проанализировать внутреннюю и внешнюю политику Всеволода. Здесь надо оговориться, что под «внутренней политикой» подразумеваются отношения с соседними княжествами, так как для Всеволода они оставались частичками одного государства, которые ему необходимо было собрать в одно целое. В этой политике самыми показательными являются отношения с Киевом (как с бывшим центром великого княжения) и с Новгородом (как с независимой республикой). А «внешняя политика» - это отношения с Волжской Болгарией и половецкой степью, так как источники не упоминают о других направлениях политики Всеволода. Последней задачей будет рассмотрение образа «идеального князя» в «Поучении Владимира Мономаха» и сопоставление этого образа с образом Всеволода III Большое Гнездо, для того чтобы проследить, как изменяется характер князя при усилении централизации, какие новые качества появляются и помогают этому процессу.

В) характеристика источников

Для работы над темой использовалось четыре источника. Первый и самый главный – Лаврентьевская летопись.

Лаврентьевская летопись – один из самых древних дошедших до нас летописных памятников – составляет часть Владимиро-Суздальского летописания и поэтому описываемому периоду там уделяется большое внимание. Памятник получил свое название по имени монаха Лаврентия, переписавшего летопись в 1377 году по заказу Суздальского и Нижегородского князя Дмитрия Константиновича. Летопись начинается «Повестью временных лет» и заканчивается 1305 годом. Памятник был куплен в 1792 году собирателем древних рукописей графом Мусиным-Пушкиным. Сейчас рукопись хранится в Публичной библиотеке Санкт-Петербурга. Первое издание было предпринято в 1804 году Обществом истории и древностей российских при Московском университете.

Источником, дополняющим первый, является Ипатьевская летопись. Она распадается на три главных части. Первая часть содержит «Повесть временных лет» третьей редакции. Вторая часть охватывает события 1118-1199 годов. Третья часть доводит свое повествование до 1292 года и представляет собой, в основном, Галицко-Волынскую летопись.

Основных списков летописи два: Ипатьевский и Хлебниковский. Оба этих списка восходят к южнорусскому летописному своду конца XIII века. Ипатьевский список начала XV века найден Карамзиным Н.М. Впервые был издан в 1842 году.

Третий источник – Новгородская I летопись – древнейшая летопись Новгородской феодальной республики. Она достаточно ясно освещает события, характеризующие отношения Новгорода и Владимира. Летопись известна в двух изводах. Старший извод представлен пергаменным Синодальным списком XIII – XV веков. Он доводит свое изложение до 1330-х годов и имеет приписки, доходящие до середины XIV века. Младший извод Новгородской летописи близок к Синодальному списку, но продолжает его до 40-х годов XV века. Известны два основных списка летописи младшего извода: Академический и Комиссионный. Другие списки Новгородской I летописи младшего извода представляют собой дальнейшее усложнение Комиссионного списка.

Четвертый источник – «Поучение Владимира Мономаха». Это произведение представляет собой прообраз тех домостроев, которые мы увидим в последующих веках. Кроме того, «Поучение» - единственный в древнерусской литературе пример наставления созданного не духовным лицом, а светским человеком, государственным деятелем. Структура произведения: Собственно поучение, послание к Олегу Святославичу (племяннику Мономаха), автобиография.

Полагают, что окончательно «Поучение» было завершено автором в 1117 году, когда он смог подвести итог своей жизни. Дошло до нас «Поучение» в единственном списке XIV века в составе Лаврентьевской летописи, где оно стоит под 1096 годом, причем, сам текст оказался без некоторых частей (в частности, нет начала поучения).

Г) обзор литературы

Время правления Всеволода III Большое Гнездо, как период в истории Владимиро-Суздальского княжества и Русской земли, изучался мало и практически не исследовался, особенно современными историками. Немного больше уделяли ему внимание советские авторы. Но основные труды – это труды дореволюционных ученых.

Из дореволюционных исследователей здесь использованы работы Мятлевой Т.П., Соловьева С.М., Ключевского В.О. и др. Все они высоко оценивают деятельность Всеволода и его личность.

Ключевский В.О. в «Курсе русской истории» указывает на жесткий характер Всеволода и говорит, что он «заставил» признать себя великим князем всей Русской земли.

Историк Иловайский Д.И. говорит, что князь – расчетливый, способный к жестокому образу действий, то есть обладает именно теми чертами, «на которых построилось государственное здание Великой России».

Карамзин Н.М. говорит, что князь Всеволод «княжил счастливо, благоразумно от самой юности и строго соблюдал правосудие. Не бедные, не слабые трепетали его, а вельможи корыстолюбивые…».

Мятлева Т.П. же считает Всеволода справедливым, но жестоким: «…тем не менее, воспитанный в Византии, он научился там жестокой мести, безжалостно проявляя ее порой на своих врагах».

Крупнейший историк XIX века С.М. Соловьев в «Истории отношений между русскими князьями Рюрикова дома» называет Всеволода III не просто великим князем, но сравнивает его с государем, называя «люимцем народа и победителем», и говорит: «Одним словом, он был рожден царствовать…».

Пресняков А.Е. в своем труде «Образование Великорусского государства» говорит, что успех князя – есть результат естественного для северорусских правителей стремления к подчинению себе других князей.

Позже появляются авторы, которые очень мало говорят о каких-либо серьезных моментах в истории правления князя. Так, например, Пчелов Е.В. и Рыбаков Б.А. касаются только краткого пересказа его биографии.

Другой советский историк Толочко А.П. совершенно необоснованно считает, что Всеволод не играл главной роли в политической истории страны, и говорит, что он находился под влиянием Византии.

Кучкин .В.А. останавливается только на территориальных успехах политики князя: «…при Всеволоде Большое Гнездо значительно расширилась территория области, усложнилась ее административная структура». Кривошеев Ю.В. говорит о приходе к власти Всеволода и считает, что он пришел к власти при помощи горожан, которые сразу нашли в князе «союзника, а не противника своих действий».

Однако все-таки со временем характеристики князя становятся более конкретными.

Свердлов М.Б. говорит о политическом первенстве и могуществе князя. А исследователь Перхавко В.Б. называет князя Всеволода государем «близким к идеалу» , то есть, в литературе все больше и больше утверждается мысль о том, что время правления Всеволода – это время расцвета всей Русской земли, это период временной централизации власти, временного увеличения роли великого князя до масштабов государя.

Глава I. Внутренняя политика Всеволода III

1.Отношения с Киевским княжеством

Всеволод III Большое Гнездо занял Владимирский престол в результате междоусобицы, длившейся более года. Время Всеволода-это время, когда реальная власть находилась не у киевского князя, а в руках князя Владимиро-Суздальского. Это эпоха расцвета Владимирского княжества. Ведь именно князь Всеволод впервые ввел в свой титул термин «великий» и оправдал его. Оценивая внутреннюю политику князя, его отношения с соседними княжествами, с соседними народами можно согласиться с этим титулом. Всеволод III заставил признать себя великим князем земли Русской.

Свое детство Всеволод провел сначала в Византии, куда его вместе с матерью сослал брат – Андрей Боголюбский, стремившийся избавиться от возможных соперников и претендентов на престол, а потом в Южной Руси, в частности, в Чернигове. Это очень помогло ему в будущем. Став князем, он увидел и понял различия между Северной и Южной Русью и, используя свои знания, сумел распределить свои силы и добиться желаемых результатов. Получалось, что все его вмешательства в дела киевские проходили без грандиозных затрат.

«Южная политика» Всеволода - это отношения с Киевом и Русской землей (то есть землей вокруг Киева). Это одна из важнейших сторон политики княжества конца XII - начала XIV века. Эти отношения начались со столкновения киевского князя Святослава Всеволодовича с Всеволодом Юрьевичем: «Приде князь Всеволодичь Святослав с Новгородци, и с Половци погаными, и с Черниговци, на Всеволода Юргевича; Всеволод же поиде противу ему и усрете и на Влене, на реце, и стояша промежи собою две недели». Рассматривая политику Всеволода по отношению к Киеву, надо сначала сказать о внутреннем политическом положении княжества. В чем оно заключалось? Оно заключалось во взаимоотношениях князя и боярства, так как бояре всегда играли отнюдь не последнюю роль в княжестве и представляли собой довольно мощную силу. Всеволод III не вступал в открытую борьбу с боярством, наоборот, даже пользовался его советами: «Как скоро Суздальская земля успокоилась под твердым, умным правлением Всеволода III, северное боярство сделалось его усердным помощником». Однако иногда в источнике мы встречаем словосочетание «его бояре» , которое может свидетельствовать о том, что князь на самом деле подчинил себе владимирское боярство, сумел обуздать его, установив в своем княжестве единоличную власть. А вот народное собрание - вече - не всегда было довольно поступками князя. Впрочем, князь практически всегда уступал ему. «По мале же дний всташа опять людье вси и бояре, и придоша на княж двор, многое мьножество с оружьем, рекуще: чего их додержати? Хотим слепити и. Князю же Всеволоду печалну бывшю, не могшю удержати людий множьства ради их клича» ; «Он же послушавъ своих бояръ, оже молвяхуть ему: братъ твой шелъ Володимерю, а тобе выдалъ, - и отвори врата». Важным показателем соотношения сил Киевского и Владимирского княжеств является случай с поставлением епископа. Всеволод сам выбирает кандидата и не считается с мнением Киевского митрополита. Самое главное то, что Киев уступает Всеволоду: « Князь Всеволод посла к Кыеву к Святославу к Всеволодичю и к митрополиту Никифору, прося епископа, хотя поставити Луку…; митрополит же не хотяше поставити его, за не бе на мьзде поставил Николу Гречьна… Митрополит же Никифор повеле Николе Гречьну отписатися земле Ростовьской, и постави сего Луку епископом Ростову и Володимерю и Суждалю и всей земли Ростовьской».

Из летописей известно, что раньше таких случаев не было. Испокон веков киевский митрополит сам назначал епископов во все епархии (за иключением Новгорода; впрочем, Новгород всегда был исключением), как владыка, митрополия которого находилась в центре великого княжения, что немалова жно. Интересно, что если в первый раз митрополит колебался, то во второй – без возражений поставил епископом того, кого хотел Всеволод: « Посла благоверный христолюбивый великий князь Всеволод… к Кыеву Святославу ко Всеволодичю и к митрополиту Никифору отца своего духовнаго Иоанна на епископьство. Это напоминает именно независимый Новгород, в котором епископ выбирался без участия Киева и лишь затем в Киев посылалась просьба о его хиротонии. Отсюда можно сделать вывод, что власть Владимиро-Суздальского князя не слабела и даже не стояла на месте, а наоборот, усиливалась и крепла.

В киевской междоусобице при Рюрике Ростиславиче Всеволод внешне поддерживал Ростиславичей, однако, как только начиналась война, он сразу же принимал мирные предложения Ольговичей. Это потому, что ему нужна была вражда и бессилие князей Южной Руси. Он не обращал внимания на свои обязательства « Того же лета прислаша с молбою к великому князю Всеволоду митрополита Матфея Всеволодъ Чермный и вси Олговичи, прося мира и во всем покаряющеся; великый же князь видевъ покоренье ихъ к собе, не помяна злобы ихъ, целова к ним крестъ…» . И города Рюрика ему были нужны только для того, чтобы таким образом ослабить своих соперников. Всеволод наводил порядок в Русской земле не всегда достойными способами. Иногда, чтобы удержать власть, ему приходилось быть коварным. Известно, как ловко он поссорил, «стравил» Рюрика Ростиславича с Романом Волынским. Тем не менее, несмотря на способы достижения поставленной цели, задуманное ему удавалось: Рюрик даже не посмел вступить в свои права без воли на то Всеволода III, признавая тем самым его старшинство: «… преставися князь Кыевский Святослав… и посла великый князь Всеволодъ муже свое в Кыев, и посади в Кыеве Рюрика Ростиславича». Хотя некоторые исследователи, в частности, Толочко А. П. в своем труде « Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология» говорит, что власть Всеволода была небольшой, титул «великий» - почетным и не более. Как мы видим, после нашего небольшого исследования, это утверждение не устойчивое и ничем не обоснованное.

Любые действия князя всегда были ради достижения справедливых целей. Он хотел единства Руси и совсем не желал насилия как такового. Карамзин Н. М. говорит, что «он был рожден царствовать … хотя не мог называться самодержавным Государем России» . Проведя это небольшое исследование, мы видим, что благодаря деятельности Всеволода, фактически (неофициально) великокняжеский престол был перенесен во Владимир.

2. Отношения с Новгородом

Еще сложней и необычней складывались отношения Всеволода III и Новгорода. Новгородская феодальная республика – так называют эту политическую формацию многие исследователи. На протяжении практически всей истории существования этого княжества не находилось такого князя, которому хоть в какой-то степени удалось бы подчинить его. Это государственное образование все время было самостоятельным и независимым. Высшим органом власти в Новгороде в то время было вече, а не князь, как в Северо-Восточной Руси. Вече имело право пригласить понравившегося князя, а могло и изгнать его, если тот не устраивал по каким-то причинам. То есть, князь не имел там практически никакой власти. Он управлял только под руководством посадника.

И вот, князь Всеволод сделал то, что до него не удавалось сделать никому, даже мечтавшему об этом Андрею Боголюбскому. Он в какой-то мере подчинил себе на несколько лет Новгород: «Новгородци целовавшее ко Всеволоду Юргевичу крест…» .

Однако, конечно же, это подчинение не было полным. Новгородцы пытаются противостоять Всеволоду, нарушают крестоцелование. Старые традиции продолжают существовать, как бы послушна Новгородская земля не была. Уже после того, как новгородцы целовали крест, летопись говорит нам о призвании нового князя: « В се же лето выгнаша Новгородци Ярослава Володимерича, а Давыдовича Мстислава пояша к собе княжить Новугороду: так бо бе их обычай» . Это происходило потому, что свободолюбивым гражданам Новгорода, привыкшим к самостоятельности, в тягость было ощущать над собой могучую, властную руку Всеволода III или кого-нибудь другого. Однако Всеволод и не претендовал на полное владычество над Новгородом. Он пытался сохранить стабильность и относительное спокойствие в Русской земле. Как мудрый князь, Всеволод понимал, что для этого ему необходимо считаться с мнениями и желаниями новгородского боярства, которое «привыкло участвовать в общественных процессах». Однако спокойное подчинение тоже было не простым. Оно было корыстным со стороны новгородской знати. Скорее всего, тесная связь с великим князем была просто выгодна новгородцам в плане внутренней и внешней торговли.

И все-таки Всеволод привел новгородцев к тому, что они сами начали просить у него князей: « Тое же осени приидоша Новгородци, лепшие мужи, Мирошьчина гадь, к великому князю Всеволоду с поклоном с молбою всего Новгорода, рекуще: ты господин князь великый Всеволод Гюргевич, просим у тобе сына княжить Новугороду, зане тобе отчина и дедина Новгород». «Идоша людье с посадником и с Михалком к Всеволоду; и прия е с великою честью и вда им сын Святослав…» .

Таким образом, мы видим покорность новгородцев Всеволоду. Недаром они называют его «великим князем». Хотя окончательно Новгород был подчинен только в XV веке (время возвышения Московского княжества). И все же власть Всеволода III над Новгородом – явление исключительное. Он смог подчинить неподчинимое. Это говорит о действительном могуществе Владимиро-Суздальского княжества в то время, о мудрости, сильном и властном характере Всеволода Большое Гнездо. Князь оправдывает свое имя, которое на древнерусском языке означает «всем владеть».

Итак, Всеволод властно ведет себя по отношению к боярству; сам выбирает епископа; укрепляя личную власть, всячески поддерживает вражду князей в Южной Руси; как в былые времена, в Киевской Руси, Всеволод сажает своего князя в Новгород. То есть, мы видим, что в отношениях с другими землями Всеволод утверждал свое могущество и политическое первенство, причем средствами он пользуется взятыми из эпохи раздробленности (устраивая вражду между князьями).

Глава II. Внешняя политика Всеволода

1. Отношения с Волжской Болгарией

Внешняя политика Владимиро-Суздальского князя – это отношения с половцами и Волжской Болгарией. Вообще, особой динамичностью в эти века внешняя политика не отличалась. Вот, например, отношений с Византией источники не касаются. Возможно потому, что на этом направлении было спокойно и никаких важных действий ни с одной, ни с другой стороны не происходило.

В целом, восточная (по отношению к Волжской Болгарии) политика – это не завоевания. Она связана с задачами владимирской торговли.

Первый поход 1184 года – грандиозный по размерам. Болгар разгромили в двух сражениях, как, впрочем, и в последующем походе 1185 года: «И поможе Бог Руси, и победиша я, избиша ихъ полътретьи тысяче, а прочии пойдоша к лодьям, не ведущее бывшаго, оже лодьиници до нихъ победиле полкъ Болгарьский…» . Участие в этом походе свидетельствует об огромном значении для Владимиро-Суздальской земли «волжского пути вниз от Ярославля к Городцу Радилову». То есть, эти отношения хоть и были важны, но имели чисто торговый характер. И завоевания были только с этой целью. Ничего нового мы в этой политике Всеволода не видим.

Можно сказать, что эти завоевания приносили немалые успехи, так как территория княжества активно расширялась на восток.

Однако для нас важным в этом походе является состав войска, так как он показывает нам сферу влияния владимирского князя. Каков он? Это был объединенный поход нескольких русских князей под командованием Всеволода III, в числе которых муромо-рязанские и смоленские князья: « Пошел князь Всеволод на болгары с Изяславом Глебовичем, племянником своим, и с Владимиром с Святославичем, и с Мстиславом Давыдовичем, и с Глебовичами рязанскими: с Романом, и с Игорем, и с Всеволодом, и со Володимером, и с Муромским Володимером; и пришли в землю Болгарску». То есть, опять мы видим стремление к подчинению себе других князей. Ведь скорее всего – это не добровольные действия; вероятней всего князья служат Всеволоду по принуждению, посылают свои полки по его приказу. А если он подчинил себе рязанских князей, значит, полновластно распоряжался их территориями, соответственно, брал на себя оборону муромо-рязанских пределов.

Кроме того, здесь можно говорить об умении Всеволода объединяться с другими князьями против общего врага, преследуя при этом общие интересы в плане торговли, что напоминает отдаленно борьбу с половцами Владимира Мономаха.

2. Всеволод и половцы

Походы на половцев Всеволода III Большое Гнездо имели уже совсем другое значение и для него, и для Русской земли, в отличие от походов на Волжскую Болгарию.

На протяжении уже нескольких веков половцы своими набегами беспокоили границы Руси. Многие киевские князья, в том числе Владимир Мономах, защищали свои земли от этих опасных соседей.

Несмотря на то, что половцы служили Всеволоду (например, они участвовали в походе на болгар 1184 года), они периодически волновали южные границы его владений. В том числе, в целях обороны муромо-рязанских земель князь Всеволод организовал в 1199 году поход на половцев: «… ходи благоверный и христлюбивый князь великий Всеволодъ Гюргевичь, внукъ Володимерь Мономаха, на Половци, с сыном своим Костянтиномъ; Половци же слышавшее походъ его, бежаша и с вежами к морю…». «Как великий князь, принимая к сердцу обиды всей русской земли…он хотел защитить от половецких набегов пределы рязанской области». Поход снова был проведен объединенными силами князей владимирских, суздальских и рязанских.

Кроме того, этот поход был проведен с целью обеспечения мира, примирения с черниговским князем. Таким образом, обнаруживается стремление Всеволода решать споры миром, то есть, предпочтение им военных, но непрямых действий. Желая объединения всей Русской земли под своим началом, он понимает, что лишнее кровопролитие здесь ни к чему и старается искать альтернативу военным, междоусобным действиям.

Оценивая внешнюю политику Всеволода, можно понять каким незаурядным военачальником и просто правителем он был. Он сумел собрать огромные военные ресурсы и направить их в нужное русло. В результате: «Только от имени его трепеташа страны все, и по всей земле слухъ о нем пройде… и Богъ покорялъ ему под ноги враговъ его».

Итак, внешняя политика Всеволода – это политика не менее целенаправленная, чем внутренняя, всегда активная, энергичная. По своему характеру она отвечала интересам Владимирцев, так как имела в основном экономическое значение. Подчас она становилась жестокой, но именно такая политика как нельзя лучше характеризует Всеволода, как великого князя, «великого» во всех смыслах этого слова.

Мы видим, что Всеволод в походах объединяется с другими князьями, то есть он ставит перед собой в некотором смысле общерусские задачи. Он тем и отличается от обычного удельного князя, что имеет интересы, которые не ограничены его собственным двором и собственным благополучием. Он как настоящий политик смотрит вокруг себя и вдаль.

Глава III. Всеволод III и « Поучение» Владимира Мономаха

1. Образ «идеального князя» в «Поучении» Владимира Мономаха

«Страхъ имейте Божий в серци своемь, и милостыню творя неоскудну, то бо есть начаток всякому добру».

В своем произведении Владимир Мономах охватывает широкий круг проблем, жизненных ситуаций, дает ответы на вопросы политической, нравственной и социальной жизни своего времени.

Итак, каким должен быть идеальный князь по мнению Владимира Мономаха?

Через все « Поучение» проходит призыв заботиться о Русской земле. Немалое место занимает мысль о сочувствии и помощи слабым и угнетенным. Он говорит: « … убогыхъ не забывайте, но елико могущее по силе кормите, и придавайте сироте, и вдовицю оправдите сами, а не вдавайте сильным погубити человека». Этот призыв он подкрепляет собственным примером: « … тоже и худаго смерда и убогые вдовице не далъ есмъ силнымъ обидети…».

Мономах призывает своих читателей быть храбрыми и в то же время неприхотливыми воинами: « На войну вышедъ, не ленитеся. Не зрите на воеводы; ни питию, ни еденью не лагодите, ни спанью; и стороже сами наряживайте, и ночь, отвсюду нарядивше около вои, тоже лязите, а рано встанете…». Говорит о необходимости постоянного труда и опять ссылается на свой опыт: « Еже было творити отроку моему,то самъ есмь створилъ, дела на войне и на ловех, ночь и день, на зною и на зиме, не дая собе упокоя…». Кроме того, идеальный князь должен проявлять воинскую доблесть, быть решительным в бою. При этом, не полагаться только на самого себя, но проявлять уважение к дружине, советоваться с ней.

Каждый князь должен быть богобоязненным, человеколюбивым, должен почитать старших, заботиться о младших: «старыя чти как отца, а молодыя яко братью». Очень важное качество князя – справедливость: « Ни права, ни крива не убивайте, ни повелевайте убити его; аще будетъ повиненъ смерти,а душа не погубляйте никакояже хрестьяны».

Князь не должен быть клятвопреступником – от этого как благополучие княжества, так и состояние самого князя, ведь крестоцелование – это единственный способ удержать мир феодальной « братии» в равновесии.

В произведении господствует та мысль, что человек (князь) никогда не должен совращаться с правого пути и во всех случаях должен полагаться на Бога: «… похвалите Бога, давшаго намъ милость свою, и се от худаго моего безумья наказанье…»

Основным пороком, причиной всех зол Владимир Мономах считает лень: «Леность бо всему мати: еже уметь, то забудеть, а егоже не умееть, а тому ся не учить…»

Заканчивает свое поучение Мономах призывом не страшиться смерти ни в бою, ни на охоте, доблестно исполняя свое дело. То есть, смелость, отвага, самоотверженность и т.д. – вот те черты, которыми должен обладать идеальный князь, истинный попечитель о своем отечестве.

2. Сравнение князя Всеволода с образом «идеального князя»

В предыдущем параграфе мы рассмотрели представления об идеальном князе времен Киевской Руси. Всеволод – представитель новой эпохи, но идеал князя остался тем же, ведь страна по-прежнему христианская, по-прежнему действуют те же нравственные законы и нормы. Поэтому, сопоставлять надо, постоянно обращаясь к киевскому прошлому. Идеальные князья в нем это – Ярослав Мудрый, сам Владимир Мономах и др. Итак, что характерно для этих князей и что характерно для князя Всеволода III?

Начнем по порядку. Внутренняя политика Всеволода: самый яркий в ней момент – покорение Новгорода. Новгород всегда, начиная с Рюрика, находился в зоне влияния киевских князей. Поэтому подчинение Новгорода соответствовало образу идеального князя Киевской Руси.

Если говорить о внешней политике, то здесь важно отметить, что борьба с кочевниками-половцами была традиционна для киевских князей, это одна из главных их заслуг. Поэтому и здесь личность Всеволода в глазах летописцев пересекается с князьями киевскими, возможно именно с Владимиром Мономахом, как с человеком, много сделавшим для Руси на этом поприще. Ведь скорее всего северо-восточный летописец писал характеристику Всеволода Большое Гнездо, имея перед глазами летописную характеристику Мономаха и отчасти дословно списывая с нее: Всеволод судил « злыя казня, а добросмысленыя милуя: князь бо не туне мечь носить в месть злодеем, а в похвалу добро творящимъ…» Почти то же самое говорит Владимир Мономах.

Еще один показательный случай – самостоятельное поставление Всеволодом епископа Луки. Можно провести параллель с тем, что именно при идеальном киевском князе Ярославе Мудром был поставлен первый русский (не греческий!) митрополит Илларион в 1051 году.

Все эти сравнения позволяют нам назвать Всеволода Большое Гнездо идеальным князем с политической точки зрения. Однако ему как правителю присущи те черты, которых киевские князья не знали. До сих пор князь был по преимуществу предводитель дружины. При встрече с врагом он всегда был впереди войска, то есть до сих пор от князя требовалась личная храбрость, отважность, о чем и говорит Владимир Мономах в своем « Поучении». Но Всеволод отличается совсем другим характером. Теперь он на рожон не лезет. То есть «…Всеволод – первый, кто перестал полагаться на битвы только как на суд Божий…» Он, в отличие от киевских князей, первый стал предпочитать осторожность в боях присущей им решительности.

Эта его черта важна, но существует еще одна, которая существенно отличает Всеволода от киевских князей. Это характерный для него деспотизм, присущее ему сильно выраженное стремление к централизации власти.

Одним словом, Всеволод – совсем не продолжатель дела киевских князей. Он представляет собой образец князя нового, именно северорусского, деятельного, расчетливого, способного к неуклонному преследованию своей цели. То есть, имеет те черты, «… на которых построилось здание Великой России…»

Заключение

Итак, закончив работу, приходим к выводу, что Всеволода III Большое гнездо нельзя ставить на один уровень с киевскими князьями. Это другая эпоха, другие идеалы. Но даже в своей эпохе Всеволод – личность уникальная. И недооценивать этого князя никак нельзя. Ведь его целью не было подражать князьям Киевской Руси или вернуть киевскую традицию. Он создал новый образ князя с сильным характером, истинного самодержца. Мы увидели, что он почувствовал себя полновластным хозяином всей Русской земли. И не только почувствовал, но и своими действиями доказал это всем русским князьям, которые признали его старшим. Он подчинил себе Новгород, начав давать ему князей, он изменил свое отношение к боярству, став более властным. Он сам выбирал себе епископа. Он, не мучаясь от угрызений совести, сеял вражду между удельными князьями для укрепления собственной власти. Он стал называться «великим князем» не покидая при этом владимирский престол, он поражал всех своей строгой и нетерпящей возражений внешней политикой, которая одновременно свидетельствовала о его заботе о всей русской земле, а не только о собственном княжестве. То есть, Всеволод обладал огромной властью.

Кроме того, так как Всеволод – продолжатель дела отца (Юрия Долгорукого) и брата, так как он пошел по пути, указанному Андреем Боголюбским, его по праву можно считать основоположником формирования монархической идеи, идеи самодержавия на Руси. Он заложил основу того княжения, в результате которого из сильного Владимирского княжества впоследствии возросло новое Московское княжество и возникло Московское государство.

Политическая ситуация Руси должна была в конечном счете сформировать новый образ правителя, политика, озабоченного далеко идущими целями, человека, который думает и видит на два шага вперед. Переход в новую политическую фазу характеризуется некими переходными периодами, в которых закладываются семена, впоследствии дающие всходы. Всеволод был той личностью, которая сумела почувствовать новую эпоху и дать своего рода ответ на ее вызов.

Библиография

Список источников

1. Ипатьевская летопись. Рязань, 2001.

2. Лаврентьевская летопись. Рязань, 2001.

3. Новгородская I летопись. Рязань, 2001.

4. «Поучение Владимира Мономаха». // Лаврентьевская летопись. Рязань, 2001.

Список литературы

1. Глухов А. Мудрые книжники Древней Руси. М., 1997.

2. Иловайский Д. И. Становление Руси. М., 1996.

3. Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб., 1998.

4. Ключевский В. О. Курс русской истории. М., 1996.

5. Кривошеев Ю. В. Русь и монголы. Исследование по истории Северо-Восточной Руси. СПб., 2003.

6. Кучкин В. А. Формирование государственной территории в Северо-Восточной Руси в X – XIV веках. М., 1984.

7. Лимонов Ю. Владимиро-Суздальская Русь. Л., 1987.

8. Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М., 1947.

9. Мятлева Т. П. Владимиро-Суздальский край и начало Московской Руси. М., 1913.

10. Орлов А. С. Владимир Мономах. М., 1946.

11. Перхавко В. Б. Князья и княжны Русской земли. М., 2002.

12. Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918.

13. Пчелов Е. В. Рюриковичи: история династии. М., 2003.

14. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII – XIII веков. М., 1982.

15. Толочко А. П. Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология. Киев, 1992.

16. Соловьев С. М. История отношений между русскими князьями Рюрикова дома. М., 2003.

17. Свердлов М. Б. Домонгольская Русь. СПб., 2003.

18. Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1987.


Автор: Анастасия Волкова. Москва, 2005 г.

Читайте рецензию на эту работу

Главная | Разное | Форум | Контакты | Доклады | Книги | Фильмы | Источники | Журнал |

Макарцев Юрий © 2007. Все права защищены
Все предложения и замечания по адресу: webmaster@historichka.ru